Главная » Статьи » Книги » Виктор Моня«Ропша»

Владельцы мызы Стрельна

Владельцы мызы Стрельна

22 января 1722 года император Петр I мызу Стрельна дарит своей старшей дочери, великой княжне Анне Петровне (1708—1728). К этой мызе государь приписывает 1987 квадратных де­сятин пахотной и луговой земли и лесные угодья. Петр I посе­ляет здесь несколько десятков рабочих, набранных в основном из солдатских детей.

Когда Петр I разгромил окончательно шведов, в Россию приехал немецкий герцог Гольтейн-Готторпский Фридрих Карл. Он хотел с помощью русского императора вернуть себе право на шведский престол - принадлежавший ему по род­ственным связям. После окончания Северной войны Россия не хотела вмешиваться в дела Швеции, и тогда герцог решил жениться на старшей дочери Петра I Анне Петровне. При этом Фридрих Карл и Анна Петровна отказались от притязаний на русский престол. Но в их брачном договоре оговаривалось, что их сын может быть призван в случае необходимости на русский престол. После кончины императора Петра I Фридрих Карл поссорился со светлейшим князем Александром Даниловичем Меншиковым и вынужден был с женой вернуться в Голштинию. Вскоре, 10 фев­раля 1728 года, у них родился сын - Карл Петр Ульрих, герцог Голылтейн-Готторпский. Его мать Анна Петровна прожила до­вольно недолго, простудилась, наблюдая из окна за парадом, заболела и вскоре скончалась. Когда в России 25 декабря 1741 года на престол вступила младшая дочь Петра I Елизавета Петровна, она объявила Карла Петра Ульриха своим наследни­ком (впоследствии император всероссийский в 1761-1762 го­дах). Императрица тайно, под чужим именем, вывезла его в Россию, боясь, чтобы не перехватили шведы, так как он имел право по родственной линии Карла XII и на шведский престол.

При императрице Анне Иоанновне Стрельнинский дворец в основном был построен, но внутренняя отделка не была выполнена. Второе свое рождение, брошенная и позабытая на долгие годы, мыза Стрельна получает при императрице Елизавете Петровне. В 1750-х годах, желая завершить замысел отца, она привлекает для возобновления Стрельнинского дворца архитектора графа Франческо Бартоломео Растрелли. Архитектор успел в Ниж­нем саду построить с обеих сторон большие каменные ворота, а в 1751-1754 годах по его проекту дворец был, наконец, достроен. Однако в этом дворце императрица Елизавета Петровна никогда не жила.

При Екатерине II, пришедшей к власти путем государственного переворота, как Стрельнинский дворец, так и прекрасный сад пришли в полное запустение. Об этом периоде Павел Петрович Свиньин (1787-1839) писал «...путешественник бежал сих печаль­ных, мрачных мест, или останавливался единственно для вопрошения эха, которое три раза диким голо­сом ответствовало из развалин». Только погреба под дворцом боль­шой площади служили для сбережения запасов венгерского вина, а в липовом саду сохранили пчель­ник, с которого доставляли царице мед к столу.

Кроме того, в Стрельне устанавливаются две водяные мельни­цы фонтанным мастером Кейзером. Одна выполняла роль лесопил­ки, другая была мукомольная, обе мельницы располагались близ гранитного моста через реку Стрелку, при входе ее в Финский залив.

В конце XVIII века мыза Стрельна становится частным ве­ликокняжеским владением. Император Павел I в 1797 году да­рит Стрельну со всеми угодьями, приписанными к ней деревня­ми и 1490 крепостными своему второму сыну, великому князю Константину Павловичу (1779-1831).

Восстанавливать дворец после екатерининского запустения в 1802 году был приглашен архитектор Андрей Никифорович Воронихин, и к 1803 году отделка дворца была завершена. С этого момента началась «эпоха Константиновичей», которая длилась более века. Великий князь поручает обустройство дворца и прилегающего сада члену Вольного экономического общества господину Г. Энгельману.

В 1800 году Константин Павлович переселяется в мызу Стрельна, и первое время живет в деревянном дворце Петра I, потом переезжает в западный дворцовый флигель. Флигель 29 декабря 1803 года по неосторожности сторожей сгорел вместе с двор­цом, а терраса перед дворцом разрушилась. Она была восста­новлена архитектором Воронихиным Андреем Никифоровичем, а в 1804 году дворец выстроен по существующему плану Петра I архитектором Луиджи Руска.


Большой Стрельнинский дворец

Большой Стрельнинский дворец. Старинная гравюра.


В том же 1804 году, 10 июля, цесаревич поселился во дворце, в котором разместились также и офице­ры лейб-гвардии Уланского и Драгунского полков, на третьем этаже восточного флигеля была размещена коллекция оружия великого князя – арсенал. Великий князь Константин Павло­вич, по воспоминаниям современников, любил жить на мызе Стрельна — особенно в тот период, когда Конная гвардия, которой он был шефом, располагалась лагерем в окрестностях.

После кончины в 1831 году великого князя Константина Павловича, поскольку прямых наследников у него не было, импе­ратор Николай I дарит стрельнинскую усадьбу своему сыну вели­кому князю Константину Николаевичу (1827-1892). Ему в эту пору шел четвертый год. Дворец был передан в ведение Департамента уделов Министерства императорского двора до совершен­нолетия нового владельца. Первое время во дворце продолжали жить адъютанты великого князя Константина Павловича.

Константин Николаевич был вторым сыном императора Николая I, младшим братом великого князя Александра Николаевича, вступившего после смерти отца на российский престол под именем Александра II. В 1847 году были начаты работы по переделке дворца (во дворце почти сто помещений), которые велись архитекторами В. Лангвагеном, X. Мейером и А. Штакеншнейдером.


Герб Стрельны

Герб Стрельны, выполненный по проекту в.к. Константина Николаевича в 1858 году.


10 октября 1849 года император Николай I подписал именной, данный Сенату Указ № 23560 «0 переходе Павловского Дворца со всеми зданиями, садами, деревнями и капиталом в собственность Великого Князя Констан­тина Николаевича. На основании 6 статьи духовного завещания блаженной памяти Любезнейшей Родительни­цы Нашей, Государыни Императрицы Марии Федоровны, и по случаю кончины Любезнейшего Брата Нашего Вели­кого Князя Михаила Павловича, Павловский дворец со всеми принадлежащими к оному зданиями, заведениями, са­дами, деревнями и с капиталом в четыреста двадцать восемь тысяч пятьсот семьдесят один рубль сорок три копейки серебром, назначенным на содержание Павловска и внесенным в комиссию Погашения Долгов на вечное обращение, переходит ныне в собственность Его Импера­торского Высочества, Любезнейшего сына Нашего, Вели­кого Князя Константина Николаевича и старшего муж­ского Его поколения, в случае же пресечения оного, от чего да сохранит Господь Бог, старшему в Роде Нашем, минуя Наследника Престола».

Первые семь лет новый хозяин Павловска, как и его дядя - предшественник, предпочитал жить в перестроенном и отре­монтированном Константиновском дворце. Сорок три года владел Павловском великий князь Константин Николаевич, наместник царства Польского, Председатель Государственного Совета, генерал адмирал Российского флота, он был одним из самых ярких деятелей в царствование Александра II. После убийства царя в 1881 году и вступления на престол Александра III великий князь оставил все посты, сохранил только звание генерал-адмирала и вел жизнь частного человека, высокообразованного, гуманного, глубоко верующего, любящего литературу, музыку и все прекрасное.

Великий князь Константин Николаевич скончался 13 января 1892 года, был погребен в Петропавловском соборе, а после завершения строительства на территории Петропавловской крепости Великокняжеской усыпальницы был перезахоронен там в 1911 году.

Константин Николаевич был женат на принцессе Саксен-Альтенбурской Александре Фридерике Генриетте Марианне, дочери герцога Иосифа, в 1848 году (в православии Алексан­дра Иосифовна). Она с помощью знаменитых архитекторов Боссе, X. Майера и А.И. Штакеншнейдера с жаром взялась за наведение порядка в Константиновском дворце. Ей за короткое время удалось устроить «из угрюмого замка и окружавших его ди­ких рощ действительно восхитительное загородное местопребывание». С 1892 по 1911 годы Стрельнинский дворец принадлежал великой княгине Александре Иосифовне.

Александра Иосифовна была почетным членом Петербургского дамского Комитета Красного Креста и председателем Со­вета приютов ведомства императрицы Марии. По воспоминаниям ее внучки, Веры Константиновны, Александра Иосифовна славилась необычайной красотой, живым незауряд­ным умом и остроумием.

Великая княгиня предпочитала все лето проводить в Стрельне. Она очень любила музицировать, поэтому в Константинов­ском дворце часто устраивались концерты, спектакли, балы, в которых охотно участвовала вся великокняжеская семья. Великая княгиня Александра Иосифовна родила супругу четверых сыновей и двух дочерей.

После многочисленных родов у Александры Иосифовны начались проявления душевной болезни. Она увлеклась оккультизмом и много времени проводила за спиритическими сеансами. Начались постоянные ссоры, которые заставили супругов разъехаться. Александра Иосифовна скончалась в 1911 году и похоронена в Великокняжеской усыпальнице Петропавловской крепости.

10 августа 1858 года у великокняжеской четы родился второй сын, Константин Константинович. Он родился в Стрельне и в течение всей своей жизни хранил в сердце теплые чувства к ро­довому гнезду и носил на груди ладанку с землей Стрельны. 22 сентября 1879 года великий князь Константин Константино­вич записал: «Стрельна. Комната моя здесь очень мила и уютна, без меня Мама и Митя позаботились о ней: стены выкрашены в коричневый цвет, и по краске набита на каждой стенке рама из кретона вышитого цветами... Печь выкрашена наподобие израз­цов по рисунку голландских печей. Комната моя на углу, одно окно выходит на север, на террасу, а другое на цветник по правую сто­рону террасы. Остальные две стены имеют каждая по двери, печка между дверью и окном со стороны террасы. Мое обыкновенное место в углу между окнами - передо мною огромный пись­менный стол, заставленный портретами в разнообразных рамках. К задней стороне стола приставлено фортепиано, а к фортепиано придвинут простой кожаный диван жакоб. Вдоль стен — налево от меня и ближе к противоположному мне углу у самого дивана полукруглый стол, со всякой на нем разностью, в самом углу стоит высокое бюро Ампир, а рядом с ним кресло жакоб. В уголке между фортепиано и диваном другой стол под турецкою скатертью, таким образом в том углу очень уютное помещение для несколь­ких человек. В последнем углу, между дверьми примкнут небольшой турецкий диван с подушками и валиками, по сторонам у од­ной стенки полукруглый столик, а у другой - в углу между левой стороной дивана и стеной комод - оба жакоб. С потолка висит люстра, старая датская из простой меди. По стенам картины: 2 Moucheron, Berghem, Tempeste, A. Van Dyck. Теперь я окончательно устроился и очень доволен своей комнатой».

 Великий князь Константин Константинович, будучи талантливым поэтом, написал в Стрельне около 20 стихотворений. Павловск в собственности Константина Константиновича находился после смерти отца с 1892 по 1915 годы. Как и все мужчины рода Ро­мановых, Константин Константинович готовился к военной карьере, поэтому с малых лет и до совершеннолетия с ним занимался во­енной подготовкой гофмейстер, капитан 1 ранга И.А. Зеленой. Константин Константинович был художественно одаренной натурой, и особенно расцвела его поэтическая муза в Константиновском дворце и Павловске. Это был примерный семьянин, талантливый поэт, подписывающий свои труды криптонимом «К.Р.», что означает «Константин Романов».

Являясь представителем императорского рода, сыном генерал-адмирала, «К.Р.» в 12 лет принял первое морское крещение, а в 14 лет совершил кругосветное плавание.

Он был шефом 15-го Тифлисского гренадерского полка, принимал участие в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, за личное мужество награжден боевым орденом Св. Георгия IV степени. Позже он перешел на службу в гвардейский Измайловский полк, вместе с которым сражался в Болгарии.

В 1878 году «К.Р.» назначили флигель-адъютантом в свиту императора, и до конца своих дней он исполнял эту должность. С 1889 года более четверти века великий князь являлся Президентом Академии наук. В 1889 году Константин Константинович принял командование лейб-гвардии Преображенским пол­ком, а с 1901 года вступил в должность начальника военно-учебных заведений.

Муза поэзии всегда влекла его к себе, и свое кредо он изло­жил в стихотворении «Псалмопевец Давид»:

«Не от себя пою я

Те песни мне внушает Бог,

Не петь их не могу я!»

В Константиновском дворце были написаны «К.Р.» шест­надцать лирических стихотворений, многие из которых поло­жены на музыку П.И. Чайковского, А.К. Глазунова и других композиторов и впоследствии стали популярными романсами. Как человек, обладающий не только литературным даром, но и знанием нескольких языков, «К Р.» занимался переводами про­изведений мировой классики.

В 1884 году Константин Константинович вступил в брак с принцессой Саксен-Альтенбургской, Елизаветой Маврикиевной..

От этого брака они имели девятерых детей - шесть сыновей и трех дочерей. Их семейная жизнь была на редкость счастливой и гармоничной. Великий князь посвятил своей супруге много лирических стихотворений: «Ты полюбила - я любим тобою», «Разлука», «Уж гасли в комнатах огни» и т. д.

Елизавете Маврикиевне, как ни одной женщине, пришлось пережить самые трагичные дни своей жизни: в 1905 году смерть дочери Натальи, в 1914 году гибель сына Олега, в 1915 году гибель зятя Константина Багратиона Мухранского, мужа доче­ри Татьяны, и смерть любимого и любящего супруга. В июле 1918 года трое ее сыновей Иоанн, Игорь и Константин были расстреляны и сброшены в шахту близ Алапаевска

В ноябре 1918 года Елизавета Маврикиевна вместе с сыном Георгием, дочерью Верой и двумя внуками, детьми уитого князя Иоанна Константиновича — Всеволодом и Екате­риной, навсегда покинула Россию. Она скончалась в 1927 году в родном городе Альтенбурге.

Сыну-первенцу поэт «К.Р.» посвятил «Колыбельную пес­ню», слова которой сегодня кажутся пророческими.

Спи в колыбели нарядной,

Весь в кружевах и шелку,

Спи, мой сынок ненаглядный,

В теплом своем уголку!

В тихом безмолвии ночи

С образа грусти святой,

Божией Матери очи

Кротко следят за тобой

Сколько участья во взоре

Этих печальных очей!

Словно им ведомо горе

Будущей жизни твоей!

Быстро крылатое время –

Час неизбежный пробьет

Примешь ты тяжкое бремя

Горя, труда и забот

Будь же ты верен преданьям

Доброй простой старины,

Будьте всегда упованьем

Нашей родной стороны!

С верою твердой, слепою

Честно живи ты свой век!

Сердцем умом и душою

Русский ты будь человек!

Пусть тебе в годы сомнений,

В пору тревог и невзгод

Служит примером терпенья

Наш православный народ.

Спи же! Еще не настали

Годы смятений и бурь!

Спи же не зная печали

Глазки малютка, зажмурь!

Тускло мерцает лампадка

Перед иконой святой...

Спи же беспечно и сладко,

Спи, мой сынок дорогой!

 

Великий князь Константин Константинович имел музыкаль­ный и поэтический дар. Под псевдонимом «К.Р.» он выпустил более четырех сборников стихотворений. Основные воззрения и стремления он выразил в стихотворении, где он задает вопрос

Я баловень судьбы…, уж с колыбели

Богатство, почести, высокий сан

К возвышенной меня манили цели —

Рождением к величию я призван

Но что мне роскошь, злато, власть и сила?

Ответ «К.Р.» следует однозначный:

Но пусть не тем, что знатного я роду,

Что царская во мне струится кровь,

Родного православного народа

Я заслужу доверье и любовь!

Но тем, что песни русские, родные

Я буду петь немолчно до конца

И что во славу матушки России

Священный подвиг совершу певца!

Великий князь Константин Константинович сотрудничал и поддерживал отношения с Ф.М. Достоевским, А.Г. Рубинштейном, С.Ф. Платоновым, А.Г. Гротом и многими другими. Константин Константинович был, как известно, художественно одаренной от природы натурой. Он прекрасно играл на фортепьяно, вместе со своим отцом выступал в Павловском оркестре, любил театр, а его преподаватель русской словесности зна­менитый русский писатель Иван Александрович Гончаров про­будил у своего воспитанника живейший интерес к творчеству А.С. Пушкина. В двадцатилетнем возрасте у Константина Кон­стантиновича проявился поэтический талант, и И.А. Гончаров стал первым судьей его литературных опытов.

Среди поэтов, его современников, мнением которых Констан­тин Константинович особенно дорожил, были А.Н. Майков, А.А. Фет и Я.П. Полонский.

Например, Афанасий Афанасьевич Фет сыграл едва ли не главную роль в его поэтической судьбе. Известно, что великий князь «К.Р.» ставил А.А. Фета в один ряд с А.С. Пушкиным. Стихи Константина Константиновича нравились А.А. Фету, считавшему так же себя его учителем. Он признавал, что стихи «К.Р.» написаны рукой «прирожденного поэта».

Аполлон Николаевич Майков так же высоко оценил язык и стиль Константина Константиновича, отметив при этом его «умение увековечить стихотворение неожиданно счастливым оборотом мысли или речи».

«К.Р.», как и А.А. Фет, умел проследить движение природы от весеннего пробуждения и расцвета до увядания и замирания.

В 1886 году, после выхода сборника стихов «К.Р.», А.Н. Майков писал автору: «Впечатление (от) Вашего сборника я не могу иначе характеризовать, как сказать, что оно самое радостное. Удивительная искренность, чудная душевная чистота - и все это в весенней обстановке юности»

А современные поэту критики видели в его поэзии «мяг­кую славянскую черту уступчивости, смирения, покорности, соединения с сердечной верой».

Сейчас трудно сказать, кем в большей мере был Констан­тин Константинович - моряком, офицером гвардии, педагогом, ученым, поэтом, артистом или композитором. Он был всесторонне развитым человеком, много сделавшим за свою жизнь для России и российской культуры. Тем не менее, свое призвание он видел прежде всего в поэзии:

Я всю любовь все лучшие стремленья,

Все, что волнует грудь в ночной тиши,

И все порывы пламенной души

Излил в свои стихотворенья!


Категория: Виктор Моня«Ропша» | Добавил: Velikiy (30.10.2011)
Просмотров: 2125 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]