Главная » Статьи » Книги » Виктор Моня«Ропша»

Пытки. Разыскание истины — пытки.

В период с 1686 по 1717 годы, когда Федор Юрьевич Ромо­дановский возглавлял Преображенский приказ, в русской юрис­пруденции существовали три метода дознания допрос, расспрос и пристрастие. Если при простом допросе презумпция невинов­ности как-то еще допускалась, то два остальных метода в той или иной степени были связаны с истязанием подозреваемого или пыткой. Пытали на Руси за подозрение в убийстве, грабеже, разбое, за незаконную порубку леса, ловлю «государевой рыбы» и за многие другие уголовные провинности.

Политических же «злочинцев» пытали всегда с особым пристрастием и жестокостью. Простой люд пыток очень боялся, а было за что бояться. Стоны, крики, проклятия доносились из «пытошного заведения» Ромодановского. На Руси самым традиционным истязанием была дыба. При пытках на дыбе провинившемуся скручивали сзади руки длинной веревкой, свободный конец перебрасывался через перекладину или блок, закрепленный у потолочного свода, а ноги пытаемого связывались, и к ним прикреплялась тяжелая колода. Первый палач начинал тянуть за веревку, тело жертвы подвешивалось, вы­тягивалось, а второй палач становился на колоду и подпрыгивал, увеличивая тем самым жуткие мучения допраши­ваемого.

У подвешенного на дыбе кости с хрустом выходили из суставов, кожа при этом лопалась, а жилы просто рвались. Третий палач размеренным ударом кнута наносил удары (полосо­вал «в ремни») по спине жертвы, «обрабатывая» кровоточа­щие раны горящим веником. При таких пытках «степени ус­трашения» в основном зависели от «откровенности» допрашиваемого, физического состояния и от фантазии палачей, а они в своем ремесле были весьма изобретательными мастерами. Если пытаемый продолжал упорствовать­, то применяли раскаленные клещи, которыми ломали ребра допрашиваемому, жерт­ве зажимали пальцы в тиски, загоняли гвозди или деревянные спицы под ногти - отсюда пошла поговорка «узнать всю под­ноготную». Существовали в народе и другие поговорки. «Со­гнуть в бараний рог» или «Согнуть в три погибели». При применении такого способа пыток голову допрашиваемого привязывали веревкой к ногам и затем с помощью палки закручи­вали веревку до тех пор, пока голова его не пригибалась к ногам. Допрашиваемые жертвы при такой пытке зачастую погибали раньше, чем успевали признаться в содеянном злодеянии.

Пытка «шиной» - раскаленным железом водили «с тихо­стью по телам человеческим, которые от того шипели, шкварились и вздымались». О пыточном инструменте кнуте - короле русской пытки - говорили: «Кнут не дьявол, а правду сыщет». Палач пыткой кнутом с большой легкостью выбивал необходимые показания у самых стойких «авторитетов». Палач хватал жертву за руки, затем забрасывал к себе за плечи (отсюда появилось изречение - «заплечных дел мастер»), а дру­гой палач, стоящий за спиной первого, кнутом карал допраши­ваемую жертву.

Некоторые палачи попытались модернизировать кнут, снабдив его железными лапами и назвав такой кнут «кошкой» Такие «кошки» на практике оказались малопригодными - допрашиваемые жертвы под ударами такого «кнута» падали замертво.

Известен случай, когда в 1641 году пристава Китаева Якова подвергли пытке на дыбе только за то, чтобы узнать от него «достаточно ли ревностно в том учреждении, где он служит, взыскивают государственные и частные долги». При­став Китаев, разъяренный, выскочив после пытки из застенков на улицу, поносил своих палачей, и жаловался честному народу. «Мало того, что руки вывернули, ироды, так еще и шапку с кушаком украли...».

Император Петр I был одержим странной склонностью лич­но присутствовать при самых жестоких и страшных истязаниях в «пытошных заведениях» Ромодановского. Но, все же, по его повелению «пыточный диапазон» был снижен и в Соловецком монастыре, в так называемых темных тюрьмах, где «заключенные» десятками лет содержались в полнейшей темноте и выходили оттуда слепыми.

Против пыток решительно выступила императрица Елизавета Петровна и запретила пытать детей до двенадцати лет.

После вступления на русский престол Екатерина II реши­тельно выступила против института судебных пыток – ведь это под­рывало ее репутацию просвещенной монархини. Она в 1764 году издает «Указ об отмене пыток», хотя он был негласным, «для служебного пользования», то есть над чернью должен был незримо всегда зависать пыточный «кнут».


Категория: Виктор Моня«Ропша» | Добавил: Velikiy (29.10.2011)
Просмотров: 1834 | Рейтинг: 4.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]