Главная » Статьи » Книги » Виктор Моня«Ропша»

ОРАНИЕНБАУМ – ЛОМОНОСОВ.
ОРАНИЕНБАУМ

ОРАНИЕНБАУМ – ЛОМОНОСОВ.

На страницах книги мы уже упоминали, что с освобождением Ингерманландии от шведов, Петр I почти все луч­шие земли раздал своим приближенным. Застройка южного побережья Финского залива началась еще в ходе Север­ной войны - с 1710 года. Царь ставил задачу об освоении этой территории и хотел возвести на ней «забавные увеселитель­ные дворцы каменную изрядную архитектурую».

Всеми строительными работами в прибрежной полосе и по всему отвоеванному у шведов Ижорскому краю ведал генерал губернатор «Петербурха» Меншиков Александр Данилович. Как полководец и правая рука Петра I в военных и государствен­ных делах, он осуществлял руководство 16 мая 1703 года по закладке в дельте Невы на острове Люст Эленд (Енисаари, Заячий) крепости святого Петра - Санкт-Петербург (Петропав­ловской крепости). Она предназначалась для защиты земель, отвоеванных в ходе Северной войны со Швецией. Меншиков часто заменял царя и в других важных делах, когда Петр I находился, например, в Лодейном Поле. Впоследствии Менши­ков также осуществлял постройку крепости на острове Котлин - Кронштадт (Коронный город). Своего любимца, князя Александра Даниловича Меншикова, щедро вознаградил Петр I, он получил самую большую часть, почти одну одиннадцатую всей завоеванной земли, в эту часть входили и два города, Ямбург и Копорье, и множество мыз. Меншиков, довольно щедро вознаграждаемый Петром I, и сам ловко умножал свои несметные богатства. Он создает для себя несколько резиденций: одну - в Усть-Ижоре, другую вблизи Стрельны - Фаворит и в Петергофе – Монкураж.

На сравнительно небольшом расстоянии от Котлина, на берегу Финского залива, Меншикову понравилась небольшая фин­ская деревушка на реке Каросте («карость» по-чухонски означа­ет «слободка»). Возвышенное положение, на котором стояла деревушка, просто пленило князя А.Д. Меншикова, и в 1714 году он на этом месте заложил загородный дом, разбил при нем большой сад с фонтанами, водопадами, оранжереями, зверинцем, назвав свою усадьбу Ораниенбаумом.

Местоположение Ораниенбаума и близость к Котлину сде­лали эту мызу местом частых остановок Петра I во время его поездок туда на строительство мощной морской крепости. Об этом говорят и произошедшие события; летом 1704 года пуш­ки форта отбили попытки шведов пройти к Петербургу, а в июне 1705 года форт Кроншлот, усиленный пятью батареями на острове, разгромил эскадру шведского адмирала Анкерштерна. В бумагах Петра I и А.Д. Меншикова встречаются и иные варианты названия мызы - Оранибом и Ранибом. Что эта местность была ранее обитаема, подтверждает археологическая находка за 1846 год - в окрестностях Ораниенбаума при про­ведении пахотных работ был обнаружен клад, который состоял из 400 монет – англо-саксонских и халифских, относящихся к IX и X векам.

Есть предание, связывающее происхождение названия «Ораниенбаум» с небольшим эпизодом в ходе отвоевания русски­ми войсками Ижорской земли, что при первом прибытии рус­ских на территорию будущей мызы Меншикова якобы была найдена маленькая оранжерея с померанцевыми деревьями.

Оранжевое дерево - апельсиновое дерево по-французски – «orange» - «апельсин». Над каждым деревом чьей-то рукой тща­тельно выполнена надпись большими буквами - «Oranienbaum». Этот случай заинтересовал Петра I, и он повелел дать такое же название меншиковской усадьбе. Известно, что в селе Слобод­ское, в начале XVIII века была сооружена небольшая крепость (в 1702 году) царем Петром I, затем переименовывается в Ораниебург и дарится А.Д. Меншикову (ныне это город Чап­лыгин Липецкой области).

В царствование Екатерины II, когда происходило деление на губернии, с 1785 года каждый город России получал свои герб. Поэтому в герб Ораниенбаума вошло изображение померанцево­го дерева с его ярко-оранжевыми плодами, похожими на апель­сины. В 1948 году городу было присвоено имя Михаила Василь­евича Ломоносова - гениального русского ученого, просветителя, поэта и художника.

Сейчас городу Ломоносову более 290 лет. Для присвоения имени Ломоносова имелось немало оснований. В 1753 году в деревне Усть-Рудица, в двадцати четырех километрах от Ораниенбаума, М.В. Ломоносов основал фабрику художественных изделий из цветного стекла. На строительство этой фабрики Сенатом было выдано М.В. Ломоносову 4000 рублей.

Известно, что мозаичное искусство имело широкое распро­странение еще в Древней Руси. Позднее было надолго забыто, но потом вновь возрождается к середине XVIII века благодаря таланту и высочайшему трудолюбию М.В. Ломоносова Уче ный изобрел специальный состав, из которого делались смаль­ты. Он основал школы мозаичного искусства сначала в Пе­тербурге, а потом на самой фабрике в Усть-Рудице. Фабрика была основана близ устья реки Рудицы при ее впадении в речку Ковашу. На быстрой и многоводной Рудице возводят пло­тину и каменную дамбу, а также регулирующие шлюзы и водя­ную мельницу.

Любимое детище Михаила Васильевича Ломоносова, Усть-Рудицкая фабрика просуществовала двенадцать лет. В ее лаборатории были раз­работаны научные основы стекловарения. Фабрика выпускала, главным образом, так называемое глухое, непрозрачное цвет­ное стекло для «мозаичного художества» и для галантерейных изделий. Мозаичному искусству М.В. Ломоносов придавал огромное значение в монументальном убранстве архитектур­ных сооружений. С 1763 по 1778 годы в Большом зале Китай­ского дворца были выполнены барельефы парижанкой Мари Анн Колло, которые включены в медальоны эллиптической формы, сделанные из красных и голубых смальт, и украшены золоченой медью и эмалью. Сами медальоны выполнены мас­тером Джакомо Мартини и рабочими Петергофской граниль­ной фабрики: мастерами Козьмой Котельниковым и Федором Бирюковым со своими помощниками.

В 1765 году, после кончины М.В. Ломоносова, Усть-Рудиц­кая фабрика закрывается, а разработанные многочисленные ре­цепты изготовления цветного стекла были надолго утеряны.

Возрождение промышленных художественных изделий из стекла началось только через 114 лет, в 1939 году, с создания экспериментального цеха художественного стекла и научно ис­следовательской лаборатории.

Михаил Васильевич Ломоносов.

Михаил Васильевич Ломоносов.

В 1940 году недалеко от Усть-Рудицкой фабрики уже рабо­тал завод художественного стекла, и в его лабораториях раз­рабатываются технологии крупных художественных изделий и архитектурных деталей. С 1949 по 1953 год на месте Усть- Рудицкой фабрики были выполнены археологические раскопки, при этом было найдено до 60 000 предметов часть из которых размещена в Музее М.В. Ломоносова в Санкт-Петербур­ге. Участок земли, находившийся под Усть-Рудицкой фабрикой, расчищен, здесь обнаружены фундамент здания, части плотины и мельничного колеса, остатки плавильных печей. Все это находится под государственной охраной как памятник истории отечественной науки и техники.

М.В. Ломоносов воспел в стихах значение мозаичного искусства:

«Коль пользы от стекла приобрело великие,

Доказывают то финифти мозаики,

Которы в век хранят геройских бодрость лиц,

Приятность нежную и красоту девиц,

Через множество веков себе подобны зрятся

И ветхой древности грызений не боятся...»

Смальты для Китайского дворца также изготовлялись на фабрике в Усть-Рудице. В Большом зале дворца кроме мозаич­ного фона барельефов был выполнен пол. «Мозаичная панель лазоревого цвета с томпаковыми золочеными орнаментами, несколько столов а также «разные фигуры к зеркалу и камельку».

Все мозаичные работы выполнялись из следующих матери­алов агата, хрусталя, сердолика и многих других, которые зака­зывались на Петергофской гранильной мельнице. О состоянии и великолепии мозаичных работ в Ораниенбауме могут дать нужное представление находящиеся во дворце два столика, пол и мозаичный фон барельефов в Большом зале.

Овальные медальоны, расположенные над дверями, связывающими зал с главной анфиладой дворца, как бы подчеркивают особое положение, которое Большой зал занимает в его струк­туре. Построенные на контрасте белого мрамора и цветных смальт, они придают в целом залу особое великолепие и красоту.
Светлейший князь Александр Данилович Меншиков

Светлейший князь Александр Данилович Меншиков

Дворец А.Д. Меншикова в Ораниенбауме стоял на возвы­шенной террасе, а внизу, к берегам залива, лежали болота, по росшие ольхой и камышом - сообщения с Финским заливом не было, сам берег был низменный, болотистый, покрытый вы­сокой травой, и тянулся вдоль дворца на версту. Чтобы порадовать императора Петра I, который очень любил морские прогулки и часто на небольшом судне пускался в Кронштадт и по пути непременно заезжал к своему другу Меншикову, Александр Данилович, для отвращения этого неудобства, прорывает от двор­ца к морю канал в 222 сажени и шириной 5 сажен. Канал, по преданию, вырыт в три дня, в работах участвовало более 9000 крепостных крестьян Меншикова.

Ораниенбаум был любимым загородным дворцом А.Д. Мен­шикова - здесь в эпоху своего могущества он давал великолепные празднества для двора. Это происходило потому, что Петр I не терпел церемониальных приемов и возложил на А.Д. Меншикова все угощения как своих вельмож, так и ино­странных министров и послов.

Вот как пишет М.И.. Пыляев в своей книге «Забытое прошлое окрестностей Петербурга» о меншиковских обедах:

«Такие обеды Меншикова в торжественные дни состо­яли из двухсот кушаньев, которые приготовлялись лучши­ми французскими поварами и подавались на золотом сер­визе. Меншиков имел своих камергеров, камер-юнкеров и па­жей из дворян, последние числились гвардии сержантами. Меншиков ездил в городе с необыкновенною пышностью, в золотой карете, сделанной наподобие веера, на низких ко­лесах, с золотыми гербами на дверцах и большою княжескою короною на империале, запряженной шестью лошадь­ми, сбруя их состояла из малинового бархата с золотыми и серебряными украшениями. Впереди шли скороходы и ла­кеи в богатых ливреях, потом ехали музыканты и пажи верхами в синих суконных и бархатных кафтанах с золо­тыми позументами по швам, у кареты шли шесть камер-юнкеров, из которых один держался за ручку дверец, отря­дом драгун заключалось княжеское шествие. Меншиков ездил и в лодке, обитой внутри зеленым бар­хатом, а снаружи золотой...»

Сам ансамбль Большого Меншиковского дворца формиро­вался с 1710 по 1727 год; главный корпус дворца двухэтажный. К нему с обеих сторон примыкают развернутые дугой одноэтажные крылья. Они заканчиваются высокими павильонами - Церковным и Японским. К павильонам с южной стороны примыкают флигеля - Фрейлинский и Кухонный, которые ограничивают собою Парадный двор. Первым изображением Большого дворца является гравюра А. Ростовцева, дошедшая до наших дней, и относится к первому этапу его возведения.

Из архивных материалов видно, что в 1710-1713 годах стро­ительство Большого Меншиковского дворца осуществлял «фор­тификационного и палатного дела мастер» Джованни Марио Фонтана. В 1713 году М. Фонтана сменил «мастер камен­ного, палатного и гипсового дела» Иоганн Гетфрид Шедель. Существует предположение, что автором грандиозного замыс­ла ансамбля мог быть и Андреас Шлютер, так как А. Шлютер и И.Г. Шедель прибыли в Петербург вместе. Однако руководя строительством Большого Ораниенбаумского дворца вплоть до 1727 года, Шедель внес огромный вклад в архитектуру его об­лика.

Первый этап строительства Большого дворца охватывает период с 1710 по 1727 год. Он связан и с именами архитекто­ров И.Г. Шеделя и Дж.М. Фонтана.

В период царствования Петра II в Ораниенбауме довольно часто проходили празднества. Петр II страстно любил охоту, а ораниенбаумские леса изобиловали всякой дичью, в местных лесах водились даже редкие голубые песцы. А.Д. Меншиков обручил малолетнего Петра со своей дочерью Марией, а после смерти Екатерины I переселяет молодого императора (импера­тор с 07 05 1727 года) к себе во дворец. Вскоре князь А.Д. Мен­шиков заболел, этим воспользовались его противники, представители старой аристократии - князья Голицыны, Долгорукие, и Меншиков 8 сентября 1727 года был обвинен в государствен­ной измене и хищении казны и вместе с семьей был отправлен в холодные тундры Сибири - Березов, где, по словам очевид­цев держался мужественно и всегда повторял слова псалмопевца Давида: «Благо мне, Господи, яко смирил мя еси!»

И сразу же у светлейшего князя отобрали все его звонкие титулы, ордена, описали все бриллианты. Было конфисковано все его имущество: 90 тысяч крепостных, 6 городов, имения в России, Польше, Пруссии и Австрии, 5 миллионов рублей золо­том наличными и 9 миллионов в английских и голландских банках, да сверх того на миллион всякой движимости и брилли­антов, и одной золотой и серебряной посуды - более 200 пу­дов.

Уже по дороге в Сибирь убогую повозку ссыльного нагнал курьер и устроил Меншикову унизительный обыск, отобрал у богатейшего еще вчера вельможи запасные штопаные чулки, ночной колпак и кошелек с 59 копейками. Меншиков не сопротивлялся - он знал повадки властителей.

Через два года 22 октября 1729 года Светлейший князь А.Д. Меншиков скончался, ему шел 56 год. Похоронен он был у алтаря сооруженной им же самим церкви, в 10 саженях от берега реки Сосвы.


Большой Меншиковский дворец в Ораниенбауме
Большой Меншиковский дворец в Ораниенбауме

Большой дворец Меншикова в 1728 году передают Канцелярии от строений, так как двор Петра II переехал из Петербурга в Москву, нарушив волю своего деда. Но  и юный губитель Меншикова ненадолго пережил Светлейшего. Вредные привычки, вкупе с опасной болезнью сказались негативно на его здоровье и вскоре император Петр II скончался. А уже в 1730 году в связи с возвращением двора новой императрицы Анны Иоанновны в Петербург «Канцелярия от строений» поручает архитекторам М. Земцову и И. Мордвинову произвести в Большом дворце и гавани ремонт­ные работы. С этого периода в течение более 10 лет архитек­тор М Земцов, вместе с архитекторами П. Еропкиным, И. Коробовым, И. Захаровым, М. Башмаковым и И. Селезневым, участвует в проектных и строительных работах по Ораниенбау­му. В период царствования Елизаветы Петровны (императрица с 25.11.1741 года) она дарит Ораниенбаум своему племяннику Петру Федоровичу - будущему Петру III.

Начинается второй этап дворцового строительства в Ораниенбауме с 1746 по 1762 год. Первые пять лет, с 1746 по 1750 год, связаны с именем архитектора Растрелли Франческо Бартоломео.

Расцвет творчества талантливого архитектора Растрелли приходится на 1740-1750 годы, когда происходит патриотический подъем в стране, идет быстрое развитие русской национальной культуры, способствует расцвету барокко — пышного, торже­ственного архитектурного стиля, созвучного идеям могущества и величия России. Растрелли решает объемно пространственную композицию Большого дворца в сдержанных архитектурных формах петровского барокко.

Заново созданные Растрелли интерьеры дворца, как показывают архивные документы, были полны присущими ему фан­тазией и большим размахом Он умело и щедро применил орнаментально-декоративную скульптуру, живопись, золоченую резьбу, а ткани, особенно шелка, становятся неотъемлемой ча­стью интерьера. В 1757 году с необычайной пышностью он отделал Большой зал Меншиковского дворца. Архитектор Рас­трелли заново перестроил столовую, аудиенц-камеру и ряд жилых комнат дворца.



Категория: Виктор Моня«Ропша» | Добавил: Velikiy (05.11.2011)
Просмотров: 3725 | Теги: Ломоносов | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]