Главная » Статьи » Книги » Виктор Моня«Ропша»

Глава III. Село Ропша и его владельцы.
УСАДЬБА РОПША

Небольшая усадьба Петра I — «Лечебный курорт».

Петр первый в юности

После освобождения Ингерманландской земли от владычества шведов вблизи Ропшинской мызы, недале­ко от перекрестка двух главных дорог, по которым мож­но было попасть в Москву, Новгород, Лугу, Псков Нарву, Иван город и Стрельну, царь Петр I возводит небольшое поместье. Вблизи от этого перекрестка возвышается холм с каменной церковью на вершине, носящий название Княжья горка. Здесь в 1710 году метров 300 западнее нынешнего Ропшинского дворца и был построен в голландском стиле небольшой деревянный дворец, с прорытыми каналами и устраивается неболь­шой оборонительный вал (так как война со шведами продолжалась). Вокруг дворца расположились хозяйственные постройки: изб для гостей, конюшни, каменная церковь (которая, хотя и в разрушенном виде, сохранилась до наших дней), разбивается сад.

Все же освобожденный край еще подвергался опасности вторжения шведов — летом на кораблях, а зимой по льду. Только с появлением в Финском заливе надежного стража - молодого русского флота и его базы крепости Кронштадта, а также после ряда побед над шведами — Полтавской баталии (1709), взятия крепостей Выборга и Риги (1710) - эта опас­ность была устранена.

В ознаменование побед Петр I в 1710 году раздал отличив­шимся приближенным участки земли, получившие название дач (от слова — «дать») Множество дач появилось по южному побережью от Петербурга до Ораниенбаума (Ломоносов), а также на прибрежной Ижорской возвышенности.

На дарственных участках велено было «украшать огоро­ды» - создавать сады и парки, строить «забавные дома» для отдыха и увеселении

Несмотря на то, что продолжалась еще Северная война, ос­вобожденный край начал быстро преображаться. В этом чувствовались сила и уверенность России, которая, «ногою твердой став при море», начала по-хозяйски обживать возвращенные земли «почти на расстоянии полета ядра от противника», с которым предстояло воевать еще целое десятилетие

Несколько пригородных участков земли Петр I оставил за собой, в том числе в Стрельне, Петергофе и Ропше. Эти три петровские усадьбы тесно взаимосвязаны между собой, как ис­торическими событиями, царственными особами, так и природными особенностями — водными  ресурсами Ропши.

Воду к парковым прудам и фонтанам Петергофа и Стрельны решено было пустить самотеком из Ропши и ее окрестностей.

Изучая истоки будущих водоводов, Петр I бывал в Ропше, ходил с местными проводниками по тем местам, где действовали источники. Обратил он внимание на живописность этого холмистого лесного уголка, услышал бытовавшие здесь со вре­мен язычества легенды о минеральных «целебных родниках» Особым ореолом окружала молва самый сильный источник - Иордань, расположенный возле Княжьей горки. Петр, проявлявший склонность и к врачеванию, испытывавший самые невообразимые «лекарства», не мог отказаться от проверки на себе действия минеральных вод. Поэтому в Ропше возникла именно лечебная усадьба Петра I.

Источник Иордань
Источник  «Иордань»

Петр I и раньше ездил на лечебные воды. В 1712 году он побывал в Карлсбаде (ныне Карловы Вары), возвратившись оттуда, провел почти весь июль 1713 года в окрестностях Роп­ши. Как указано в «Журнале, или поденной записке», приехал он в эти места «для лечения». Следовательно, петровская ле­чебная усадьба в Ропше появилась не позже 1713 года. Это же подтверждают и сохранившиеся распоряжения, отправленные отсюда Петром I в период с 8 по 24 июля 1713 года командующему флотом вице-адмиралу Крюйсу - о приведении флота в боевую готовность, капитану-поручику Горохову - об ускорении доставки строительного корабельного леса, Курбатову и Синявину - о поспешании в строительстве кораблей, послу Куракину - о закупке кораблей в Англии. Это был канун по беды молодого русского флота при Гангуте (1714 год).

На Княжьей горке деревянный дворец Петра был выстроен одноэтажным. Завершала его высокая фигурная четырехскатная кровля. Судя по описаниям, стены дворца были срублены из крупных прямоугольных в сечении бревен, которые затем были оштукатурены и выкрашены червленью - красной краской. Перед дворцом небольшая квадратной формы поляна, а у въезда в Петровскую усадьбу симметрично стояли два парковых небольших павильона. Вдоль дорожек были высажены молодые клены с подстриженными кронами.

Историк и мастер непревзойденного слова Михаил Ивано­вич Пыляев в книге «Забытое прошлое окрестностей Пе­тербурга», изданной в типографии А С Суворина, в 1889 году писал «…Ропшинский дворец был деревянным, срубленным не из круглых, а прямоугольных в сечении бревен. Ровная плоскость стен снаружи была раскрашена под кирпич. Высокая кровля крыта щепой, сравнительно большие окна имели мелкую расставку и ставни. Части обстановки, шкаф орехового дерева и два трюмо, укра­шенных деревянной резьбой, были выполнены самим Петром. Дворец окружали служебные постройки - тоже де­ревянные...»

  Южнее дворца размещался хозяйственный двор - четыре постройки, поставленные в форме каре - так, что они окаймля­ли квадратный внутренний двор Восточнее дворца и церкви утопали в зелени парка еще 6 деревянных построек - три гостевых флигеля и три подсобных. На территории усадьбы имелся пруд, а также фруктовые сады и огороды. Окаймляли усадьбу ограда с фигурными воротами и вал, «землей из двух рвов взметанный», некоторые столбы сохранились поныне.
Усадьба Петра I
Усадьба Петра I на Княжьей горке. С плана XVIII века.

В первой четверти XVIII века при строительстве усадеб осу­ществлялась строгая регламентация. Это касалось и облика построек и планировки участка. По указу Петра I первый архи­тектор Петербурга Доменико Трезини разработал «Проект об­разцовой усадьбы», который мы назвали бы сейчас типовым проектом. Неукоснительно выполнялась и петровская инструк­ция «О загородных домах и ассамблеях», относящаяся к 20-м го­дам XVIII века. Сравнение этих двух руководящих тогда доку­ментов с планом усадьбы Петра I в Ропше обнаруживает не­сомненное их сходство и взаимосвязь.

В «Проекте образцовой усадьбы» дворец также размещен посередине, на продольной осевой линии - аллее, перед ним партер, в углах которого изображены парковые павильоны, со­единенные между собой фигурной оградой с воротами.

Усадебные участки-дачи при Петре I имели стандартные раз­меры в Петербурге 25 на 50 саженей, в пригородах - 100 на 1000 саженей. На ропшинском плане от крайней южной хо­зяйственной постройки до крайней северной гостевой расстоя­ние равно 100 саженям. Это ширина петровского усадебного участка. А расстояние от дворца до хозяйственного двора рав­но 33 саженям. Этот отрезок вообще стандартен для ропшин­ской усадьбы - таково расстояние от дворца до «гостевых фли­гелей», а также до «чердачков» и между ними. Несколько боль­шее расстояние лишь между дворцом и церковью - 37 саженей.

«Усадебный дом» (дворец) надлежало строить «по конец Сухова места», то есть на возвышенности, у склона холма, а если требовалось, насыпали земляную террасу, чтобы дом горделиво возвышался над подсобными постройками. Подсыпка грунта была широко распространена в те времена, как под постройки, так и под огороды, сады, парки.

В инструкции «О загородных домах и ассамблеях» предпи­сывалось вокруг усадебных участков «садить аллеи ольховые с малым внешним ровиком». Ольховые посадки и ровики встре­чаются на Княжьей горке поныне; на многих участках местно­сти они совпадают с контурными линиями, окаймляющими на плане петровский усадебный комплекс.

В инструкции указывалось: «Буде строение из целого лесу (круглых бревен), то снаружи обивать тесом и красить червленью (красной краской) или расписывать под кирпич. У дому делать ворота. Конюшни и прочие домовые нужды досками забивать в тесаные столбы. Крыши крыть черепицей или дер­ном. Между домом и чердачками чтоб были деревья сажены локтя 4 или локтей 6 по широте или цветники. Позади строе­ния огороды, а у кого позади двора лес натуральный хорош, тот может его расчистить, а всего не рубить». «Натуральный лес» был взят под охрану. Петровский указ 1703 года «Об описи лесов» запрещал под угрозой большого денежного штрафа ру­бить сосну, лиственницу, клен, карагач, вяз, а «за дуб, буде хотя одно дерево срубит, также и за многую заповедных лесов по-сечку, учинена будет смертная казнь». Один из петровских ду­бов стоит на Княжьей горке поныне

Сравнив план ропшинской усадьбы, «Проект образцовой усадьбы» Доменико Трезини и инструкцию «О загородных до­мах и ассамблеях», можно сделать вывод - усадьба Петра I в Ропше была тем эталоном, на основании которого давались рекомендации при строительстве других усадеб

Разработанные тогда «образцовые проекты» легли в осно­ву множества дворянских усадеб, возникших в первой четвер­ти XVIII века в Петербурге и его окрестностях. Выработанные принципы и приемы оставались длительное время традиционными. Вот почему особый интерес представляет собой ранняя усадьба Петра I в Ропше. Тем более что о других первоначаль­ных усадьбах Петра I - в Стрельне и Петергофе - найдено пока еще недостаточно документов.

Судя по карте Ингерманландии, составленной в 1727 году Кирилловым, а также по ряду описаний, в этой местности воз­никли, в первой четверти XVIII столетия, три петровских дворца: в Ропше - лечебный, в Кипени - путевой, а возле Глядина и Забородья - возникший в связи со строительством Петергоф­ского водовода. Рядом с последним из дворцов стояли казармы для солдат, производивших «копальные работы»

Усадьба Петра I на Княжьей горке сохранялась в течение длительного времени. Но к 1780 году деревянный дворец стал ветхим и был разобран. Не пощадило время и другие построй­ки, кроме церкви. Большинство из усадебных украшений Петра I долгое время сохранялись, в основном в Ропшинскои дворце. Усадьба на Княжьей горке исчезла, но на местности многое еще напоминает о ней.

Дворцу было отведено «самое красное место», он был виден издали, и из его окон открывался замечательный вид. У восточного подножия террасы — поворот старинной дороги, выложенный булыжником, а с северной стороны есть небольшая квадратная яма, стены которой выложены плитняком, — здесь был колодец. Западнее ямы сохранилась ровная площадка — партер. Это все, что уцелело от самого раннего усадебного ансамбля на Княжьей горке. Однако в Ропше существует другой дворцово-парковый ансамбль, тесно связанный с историей ран­ней усадьбы Петра I.

Обильные ропшинские ключи, бьющие прямо из-под земли, обусловили появление редкого в своем роде водного парка с сетью больших и малых сверкающих гладью прудов. Петр I не случайно выбрал это место под постройку маленькой усадьбы путевого деревянного дворца. Начало основания садово-паркового ансамбля в Ропше совпадает с периодом петровской застройки вокруг Петербурга многочисленных загородных мыз, резиденций и усадеб с прудами и фонтанами, до сих пор надежно питаемыми Ропшинскими и Кипенскими водными источниками

Позже М И Пыляев писал «…нигде в окрестностях Петербурга не растут так хорошо деревья, как в Ропше. Почти все крестьяне здесь исстари занимаются садоводством и разве­дением огородных овощей. Под Ропшей добываются болотные туфы (т.е. известковые осадки на мхах и дерне болот в виде ноздреватых глыб) и продаются для украшения каскадов, гротов и цветников».

Ропшинскую усадьбу Петра I во многих описаниях авторы выделяют особо, называя ее «любимой усадьбой» Петра I. Не случайно Петр подарил ее одному из своих самых доверенных сподвижников - князю-кесарю Ромодановскому Федору Юрьевичу.


Категория: Виктор Моня«Ропша» | Добавил: Velikiy (12.07.2011)
Просмотров: 3505 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]