Главная » Статьи » Книги » Виктор Моня«Ропша»

Другие стрельнинские дачи.

Другие стрельнинские дачи.

Царь Петр I при раздаче земель по побережью Финского залива и в мызе Стрельна не забыл выделить земельный уча­сток под дачу своему лейб-медику Л.Л. Блюментросту. В ру­кописи известного писателя Петербурга Богданова о ней говорится: «.Дача эта не отличалась большой роскошью здесь сто­ял один дом с двумя покоями, да была конюшня и одна изба людская». Владелец этой дачи Лаврентий Лаврентьевич Блюментрост, младший сын известного врача царя Алексея Михайловича, родился в Москве в 1672 году, обучался медицине в Галле и Лейдене, затем на средства императора Петра I осуще­ствил путешествие по Италии, Франции и Англии.

Это путешествие было связано с тем. чтобы в ученом мире узнать мнение и посоветоваться с зарубежными врачами о здоровье русского царя. По возвращении Л.Л. Блюментроста из-за границы в 1719 году он назначается на место умершего главного царского врача Арескина Роберта в лейб-медики к царю.

Лаврентий Блюментрост был одним из ученейших врачей своего времени. Ему принадлежат открытия железных вод в Олонецкой губернии и под Петербургом, в Полюстрове. Л. Блюментрост до самой смерти императора Петра I исполнял должность его врача.

Сохранилось и дошло до наших дней любопытное и интересное диетическое наставление Петру I, разработанное вра­чом Л Блюментростом:

1. Аще возможно пребывайте всегда в здравом воздухе;

2. Воздержаться кислого питания и пищи;

3. Кушайте и пейте больше теплого, нежели студеного;

4. Держите посредство соленье и немного сахару;

5. Все мяса, которые варят или жарят, всегда сочны были бы;

6. Кушайте все молодое мясо или лучше всякую дичь;

7. Кушайте мало рыбы и овощ, по нужде со сбитием сотворено;

8. Кушайте на день часто и мало, нежели единожды да много;

9. Пейте почасту между кушаньем;

10. Чайное питие между кушаньем; легкие пива и полпива, аще есть - ренское легкое и сладкое, такожды без жажды не пить;

11. Воздерживатися от всякого труда телесного;

12. Не бодрствуйте через меру и не усыпайте, когда возможно хотя и сон после кушаньев припадает;

13. Не вдавайтеся в великую печаль и мысли, но буди весел и с добрую надеждую;

14. Табаку хотя по утру и с горячим чаем или кофе, от лихих ветров в дороге и дома пристойно;

15. Когда жилу отворяете, также и банки, по обыкновению, ставьте, но токмо берегите нижайшую кровь, которая нужней­шая мокротности, мельницы колеса вашей живности переворачивается;

16. Без великой нужды никогда проносные не употребляйте, потому что те вещи живности вынимают;

17. Не послушайте всякого неискусного соседа или сродственника в совете лекарств;

18. Невозбранимо во всякую неделю баню или потовую мыльную держать;

19. Не давайте себя лечить молодым лекарям и старым бабам;

20 .Отложи от себя всякую мнительную болезнь и не обмани себя сам.

Современники считали, что Л. Блюментрост был одним из светил врачебной науки своего времени.

Рихтер о нем говорил: «Слава учености и успехов его в удачной всегда, приватной практике, незабвенная посреди многих знаменитых фамилий империи нашей и теперь еще в ру­кописях показываются истлевающие рецепты его и хранятся как некоторая драгоценность, переходя от отца к сыну».

Старшему брату Ивану Лаврентьевичу Блюментросту, президенту медицинской канцелярии и придворной аптеки, была пожалована Петром I мыза «Куммолово» площадью 18 гектаров со следующими деревнями: Ананьина, Воронкина, Климотина, Нарядова и Шейкина. К этому периоду И. Блюментрост был управляющим всеми медицинскими делами Российской империи. Пос­ле кончины в 1716 году царевны Натальи Алексеевны, сестры Петра I, царь в 1718 году предоставляет Гатчинскую мызу ме­дику Роберту Арескину, а через год после его кончины мыза была пожалована Ивану Блюментросту.

Иван Лаврентьевич не являлся собственником Гатчинской мызы, а лишь пользовался ею в течение 13 лет. По указу от 8 июля 1732 года в связи с уходом И.Л. Блюментроста, кото­рого императрица Анна Иоанновна не жаловала, в отставку, Гат­чинская мыза «отошла в казну». Тогда-то и пригодилась ему мыза Куммолово. Для возведения усадебного дома он выбирает самое высокое место у дороги, ведущей в Копорье. Окрестно­сти усадьбы изобиловали многими речками и ручьями, что позволило выкопать пруды, в которых разводили царскую рыбу - форель. На берегу ручья Безымянного он строит винокуренный завод.

В 1756 году, после смерти Ивана Блюментроста, имение унаследовала его дочь Мария Ивановна. Она была замужем за Фридрихом-Иоганном фон Герсдорфом - выходцем из Лифляндии. С этого периода, в течение 125 лет, Куммолово принадлежало представителям семьи Герсдорфов.

Рядом с дачей царя Петра I «Стрельна мыза» находилась дача светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова. Известный писатель Петербурга Богданов о ней писал: «Дом один, покоев два, изба людская одна».

Светлейший князь Александр Данилович Меншиков.

Светлейший князь Александр Данилович Меншиков.


Кроме того, А.Д. Меншикову в 1703 году Петр I подарил Сарскую мызу, где с 1708 года с помощью «Конторы коню­шенных дел» Светлейший начал вести здесь планомерное хозяйство, засе­лял усадьбу и окрестные земли артелями плотников и «пашен­ными крестьянами, зажиточными, добрыми и хозяйственными». А.Д. Меншиков, как известно, взял эти земли из расчета посе­лить на них 1000 крестьянских дворов. Но это условие царя выпол­нить ему не удалось, землю пришлось вернуть. 24 июня 1710 года Петр I пода­рил Сарскую мызу с 43 приписанными деревнями и угодьями Марте Скавронской, ставшей в 1712 году его женой под име­нем Екатерины Алексеевны. Этот день и стал официальной датой основания Царского Села (сейчас город Пушкин). По межеванию 1711 года в мызах, подаренных Екатерине Алексеевне, было 95 деревень и земли 21 754 десятины (около 24 000 гектаров).

Указом Петра I от 10 июня 1707 года он жалует своему товарищу, князю А.Д. Меншикову, первому губернатору Санкт-Петербурга, «Ямбург и Копорье с прилегающими уездами, зем­лею и Ижорскую мызою». Все эти владения князя находились в пределах Ижорской земли, поэтому он стал себя именовать на западный манер герцогом Ижорским (в России официально титула «герцог» не было).

Подаренные мызы и земли Александру Даниловичу Меншикову были от царя наградой за его воинские подвиги. В ходе Северной войны со шведами он одержал немало героических побед как на море, так и на суше. Например, в битве под Полта­вой под ним было убито три коня, а потом, преследуя отступав­ших шведов он с девятью тысячами воинов сумел принудить сдаться 16 тысячное войско Карла XII.

А.Д. Меншиков отличился в административной, хозяйствен­ной и строительной деятельности: он построил Меншиков бастион Петропавловской крепости, руководил строительными ра­ботами Кронштадтской крепости, основал Олонецкую верфь, Пет­ровский, Хрустальный и другие заводы. Кроме того он организовал предприятия по переработке руд и сельскохозяйственной продукции, на юге России наладил соляной и рыбный промыслы. На реке Ижоре Александр Данилович в 1710 году построил пильную мельницу, которая в 1712 году была передана Адмиралтейству.

Меншиков Александр Данилович, светлейший князь, ближайший сподвижник Петра I, дипломат, государственный деятель, президент Военной Коллегии, с 1727 года генералиссимус, при недолгом правлении Петра II был сослан в Сибирь, умер в Березове в 1729 году.

В Стрельне рядом с дачей Лаврентия Блюментроста стояла постройка обер-кухмистера Петра I, Иоганна Фельтена, состоявшая из одного дома с двумя покоями, одной людской избы да одной конюшни.

Иоганн-Бурхард Фельтен числился мундкохом (заведующий царской кухней)  Петра I.

В записках Бергхольца и Нартова об Иоганне Фельтене говорится: «Это был вполне гастрономический повар и знал свое дело прекрасно, дочь И. Фельтена была замужем за изве­стным ученым своего времени Шумахером (Шумахер состоял библиотекарем при Кунсткамере), а сын его был знаме­нитый архитектор, ученик и помощник графа Растрелли».

В 1727 году император Петр II пожаловал из казенных земель мызы Заборовской деревни Филипповскую, Ливонскую и Чудинову с 1156 десятинами обер-кухмистеру Петра I Иоганну Фельтену с женой «по их смерти». Они устраивают здесь свою усадьбу площадью 12 гектаров, назвав ее Лапина (Вильповицы). Все строения в усадьбе были деревянными, рядом протекала речка Кишкина. К северу и югу от усадьбы были разбиты фруктовые сады. На речке Кишкиной, недалеко от впадения в нее речки Чудинова, супруги Фельтен сооружают деревянную мель­ницу.

В 1737 году И. Фельтен скончался, усадьба переходит к его вдове Марии Ивановне Фельтен. Она заказывает план имения, на котором была надпись «Мыза на суходоле, при мызе на ручье мельница».

Все деревянные строения она перестраивает в каменные добротные постройки.

Муж Марии Ивановны Фельтен был троюродным братом Матиаса Фельтена - отца архитектора. Поэтому Юрий Матве­евич Фельтен мог близко общаться с теткой и построить ей усадебный двор.

Основные каменные постройки усадьбы Лапина сохранились до наших дней, но сады сильно заросли, а плодовые де­ревья и большинство кустарников просто засохли...

В период царствования императора Николая I в Стрельне из дач по роскоши и красоте славилась дача графа Алексея Федоровича Орлова, возведенного в 1856 году, по случаю пятидесятилетия службы в офицерских чинах, в княжеское достоинство.

Орлов Алексей Федорович

Портрет графа Орлова Алексея Федоровича (1786-1861)


Генерал-адъютант, командир лейб-гвардии Конного полка, он сыграл важную роль при подавлении восстания декабристов на Сенат­ской площади в 1825 году, в котором участвовал и его брат - Михаил Орлов.

За 10 лет до декабрьских событий ротмистр Михаил Сергеевич Лунин вызвал Алексея Орлова на дуэль без всякого повода.

Их поединок сразу же стал легендой и до наших дней со­хранился в нескольких версиях.

Алексей Федорович Орлов. Михаил Сергеевич Лунин.

Алексей Федорович Орлов      Михаил Сергеевич Лунин.


Вот первая. «Офицеры Кавалергардского и Конногвардейского полков по какому-то слу­чаю обедали за общим столом, - рассказывал декабрист Сви­стунов, - Кто-то из молодежи заметил шуткой Михаилу Сергеевичу Лунину, что А.Ф. Орлов ни с кем еще не дрался на дуэли. Лунин тотчас же предложил Орлову доставить ему случай испытать новое для него ощущение. А.Ф. Орлов был в числе молодых офицеров, отличавшихся степенным поведени­ем, и дорожил мнением о нем начальства, но от вызова, хотя и шутливой формой прикрытого, нельзя было отказаться».

В другой версии, по рассказу Завалишина, все выглядело совсем по-иному: «Однажды при одном политическом разго­воре в довольно многочисленном обществе М.С. Лунин услыхал, что Орлов, высказав свое мнение, прибавил, что всякий че­стный человек не может и думать иначе. Услышав подобное выражение, Лунин, хотя разговор шел не с ним, а с другим человеком, сказал Орлову: "Послушай, однако же, А.Ф., ты, конечно, обмолвился, употребляя такое резкое выражение, советую тебе взять его назад; скажу тебе, что можно быть вполне честным челове­ком и, однако, иметь совершенно иное мнение. Я даже знаю сам много честных людей, которых мнение никак не согласно с твоим. Желаю думать, что ты просто увлекся горячностью спо­ра". — "Что же ты меня провоцируешь, что ли?" - сказал Ор­лов. "Я не бретер и не ищу никого провоцировать, - отвечал Лунин, - но если ты мои слова принимаешь за вызов, я не отказываюсь от него, если ты не откажешься от твоих слов". След­ствием этого состоялась дуэль. А.Ф. Орлов был плохой стрелок, выстрелил и промахнулся.

М.С. Лунин же разрядил пистолет в воздух и стал давать Орлову издевательские советы "попытайся другой раз", поощ­ряя и обнадеживая его, указывая притом прицеливаться то выше, то ниже, чем довел противника до бешенства. Произведя второй выстрел, А.Ф. Орлов прострелил М.С. Лунину шляпу. Лунин снова выстрелил вверх, "продолжая шутить и ручаясь за полный успех после третьего выстрела". Но в этот момент секунданты, одним из которых был Михаил Орлов, развели противников.

«Я вам обязан жизнью брата» - сказал Михаил Орлов М.С. Лунину.

В сентябре 1815 года М.С. Лунин, прекрасный боевой офицер, неоднократно награждаемый за храбрость, был уволен им­ператором Александром I в отставку, хотя и не подавал рапор­та. Причиной было вызывающее поведение кавалергардского ротмистра, а поводом - дуэль с А.Ф Орловым, обстоятельства которой так и не разгаданы».

Усадьба А.Ф. Орлова расположена на Петергофской дороге в Стрельне между Заводским прудом и дорогой в Ропшу (так называемая Нарвская дорога). Строительство господского де­ревянного дома в усадьбе велось с 1833 по 1834 годы по про­екту архитектора П.С. Садовникова в модном тогда псевдоготическом стиле. Центральный двухэтажный объем здания с ши­рокой террасой и лестницей, ведущей в сад, соединялся с узкими одноэтажными галереями-переходами с симметричными двухэтажными флигелями. Приморский дом А. Ф Орлова сгорел в 1941 году, но был восстановлен в 1951-1952 годах.

Архитектор П. Садовников являлся автором по созданию в усадьбе пейзажного парка с павильоном - башней-руиной, возведенной на искусственно насыпном холме В архитектурном плане особо привлекает двухэтажный дом привратника, построенный из кирпича и облицованный снаружи туфовым камнем, контрфорсы его обработаны готическими шипцами, окна имеют стрельчатую форму. У входа в орловскую усадь­бу возведены красивые каменные ворота, радующие глаз каждого прохожего.

На верхнем этаже архитектором устроена видовая площадка, откуда обитатели усадьбы любовались видами на Финский залив и живописными окрестностями Стрельны. На видовую площадку ведет ажурная металлическая лестница.

Привлекает интерес и облицовка наружных стен этого романтического здания, где применено чередование рядов обработанных и необработанных (рваных) камней губчатого туфа.

На берегу искусственного водоема у склона насыпного хол­ма устроен грот в виде ниши со сводом, но в годы войны грот сильно пострадал, и одна из колонн была утрачена. Недалеко от грота и руин, в юго-западном направлении, сохранились остат­ки готического колодца, выполненного в виде восьмигранного бассейна, стены которого облицованы гранитным камнем. Воду из колодца поднимали ведрами вдоль чугунного полого столба с кронштейном наверху, а внутри столба был скрыт подъемный механизм.

Князь Алексей Федорович Орлов скончался в 1861 году и похоронен в Конногвардейской полковой церкви.

Одной из замечательных дач близ Стрельны была дача кня­зя Александра Дмитриевича Львова (ранее принадлежавшая ге­нералу Александрову). Князь А.Д. Львов, известный филан­троп, создал на своей даче образцовую пожарную команду и содержал ее на личные средства. Позже прославился как осно­ватель и организатор пожарного дела в России. После случив­шихся крупных пожаров в Стрельне в 1879 и 1880 годах, которые произвели очень сильное впечатление на молодого князя, он организовывает с согласия своей матери прямо на Стрельнинской даче «пожарный обоз». За рубежом Львов за­купает противопожарное оборудование и в 1881 году создает первую в России «дружину тушильников», в ее состав входи­ло восемь добровольцев. С каждым годом князь А.Д. Львов путем практического обучения доводил дружину до совершен­ства и организовал первую пожарную службу в Стрельне. Он построил высокую каланчу с целью обнаружения (огня) пожара, проводит телеграфную, а позже телефонную связь с Петербургом, заводит несколько обозов, складные лестницы заменяет вы­движными, снабдил команды одеждой и экипировал необходи­мым инструментом. Затем открывает курсы по обучению по­жарному делу, написал замечательную книгу «Городские пожарные команды». Александр Дмитриевич Львов впервые в России организовал Всероссийские выставки, созвал и провел первый съезд деятелей пожарного дела в Северной столице – Петербурге.



Категория: Виктор Моня«Ропша» | Добавил: Velikiy (30.10.2011)
Просмотров: 2124 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]