Главная » Статьи » Книги » Виктор Моня«Ропша»

Ропша. Заключение.
Моня. Заключение

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ.

В Храпше (Ропше) с незапамятных времен, в период Средневековья, возник самый бойкий перекресток дорог, получивших со временем названия - Кипенская, Стрельнинская, Глядинская и Красносельская.

Дорога Кипенская вела через Большие и Малые Горки в погостский центр Кипень. А оттуда дороги разбегались через Пружицы - в Ям и Ивангород, через Скворицы и Хотчино (Гатчину) - в Лугу, Псков, Новгород, Москву.

Стрельнинская дорога - ныне это самая длинная улица Ропши, вдоль которой расположено большинство жилых домов, а также магазины, школы, административные здания. Пересекая несколько раз живописную извилистую речку Стрелку, дорога за пределами Ропши спускается к берегу Финского залива, к Стрельне. В старинном селе Стрельна издавна существовали морские причалы, а по Финскому заливу тысячелетие назад уже пролегал великий торговый водный путь «из варяг в греки».

Глядинская дорога ведет от перекрестка к западу. Выложенная старинным булыжником, окаймленная высокими стройными елями, она поднимается на вершину Княжьей горки, делает там два крутых поворота возле кладбища и церкви, а затем спускается в лощину, убегая к деревне Глядино. По этой дороге можно выехать на Гостилицкое шоссе. В старину по ней ездили на ярмарку в крупное село - погостский центр Дятлицы, в Гостилицы, в город Копорье, в Ивангород и Нарву.

Одна из четырех дорог - Красносельская - спускается от перекрестка к востоку и уходит в сторону Красного Села, где сливается с Кингисеппским (Нарвским) шоссе. По ней ездили в погостский центр Дудорово, Царское Село, Павловск и Колпино, позже в Великий Новгород и Москву.

Княжья горка и ее окрестности были уже довольно плотно застроены десятками крестьянских изб и хозяйственных сооружений. Над приземистыми постройками возвышались расположенные на вершине Княжьей горки палаты боярские и церковь. Вокруг расстилались пожни, сенокосы и дремучие леса. Жили здесь новгородские крестьяне.

В течение длительного времени край этот во владениях Новгорода Великого был «порубежным» - пограничным. Древний северо-западный рубеж новгородских земель пролегал по южному берегу Финского залива, пересекал его через остров Котлин и уходил по реке Сестре к северу. Граница точно отмечена в документах 1324, 1595, 1596 и других годов, но часто нарушалась агрессивными северо-западными соседями, немецкими рыцарями и шведами.

Древние жители Ропши и окрестных поселений были язычниками. Об этом напоминает название соседней деревушки - Волосово (такое же название носит и крупный поселок - центр Волосовского района). Как полагают исследователи, название это связано с древним языческим мольбищем (капищем), посвященным Волосу (Велесу) - мифическому богу скота древних славян.

Анализируя названия, поныне бытующие с древних времен в окрестностях Ропши, можно сделать вывод, что большинство их — славянского происхождения. Это была центральная часть обширных владений Новгорода Великого, от которого до Ропши расстояние было сравнительно невелико.

Новгородцы наряду с земледелием развивали скотоводство, ремесла, торговлю. В диких местах возникли села и деревни, связанные между собой дорогами. Тогда и разбежались пути-дороги по всему обширному краю. Ропша оказалась расположенной на их перекрестке.

После победоносного окончания в 1721 году Северной войны развернулось особенно бурное строительство. Первоначальные деревянные и мазанковые постройки заменялись каменными, чему содействовал петровский указ о запрещении каменного строительства по всей России - за исключением Петербурга и его окрестностей. Ранние скромные усадьбы преображались, становились более пышными, парадными. Руководство и регламентацию строительства осуществляла Канцелярия от строений.

Потребовалось много строительного материала для Петербурга, Кронштадта, Петергофа, Стрельны и других строек. В Ропше, северо-западнее Княжьей горки, стали добывать известняковые плиты - появились «плитные ломки». Нужен был и декоративный камень туф, который начали «выламывать кусками до 50 пудов». Загремели в окрестностях Ропши взрывы на каменоломнях, а хранили порох в «Ропшинском пороховом амбаре». Около плитных ломок построили печи для обжига извести - они показаны на некоторых планах неподалеку от Княжьей горки. Появился в Ропше склад строительных материалов, «хлебный магазейн» для солдат и наемных работных людей, которых становилось в этих местах все больше и больше.

Особенно многолюдно стало в Ропше, когда развернулось строительство 22-километрового грандиозного водовода к фонтанам петергофского Нижнего парка. Один из притоков этого водовода начинался в Ропше.

В «Походном журнале 1720 года» записано, что 1 августа Петр I «изволил ездить из Петергофа верхом для осматривания вод, откуда провести в Петергофские пруды, в каскады и в фонтаны». В марте 1721 года было указано «из Петергофа перевесть в Ропшинскую мызу к земляной работе тележек и лопатов железных, что потребно будет», сюда же подвозили из Скворицкой мызы сотни бревен для плотин. Строили водовод по проекту талантливого инженера-гидравлика Василия Туволкова солдаты нескольких полков Московского, Рижского и Выборгского гарнизонов.

Селение Ропша и Ропшинский дворцово-парковый ансамбль, который формировался и многократно претерпевал изменения в течение XVIII-XX веков - это лишь часть бывшего обширного царско-императорского имения — его в то время административный центр.

В принадлежавшем Ропшинскому имению Глядине в XVIII- XIX веках тоже появился парк с Чайным домиком, а также - мукомольная мельница, плитные ломки и хлебный амбар. В деревне Большие Горки появились манеж и мельница в Кипени - две харчевни и хлебный магазин. Ропшинскому имению кроме Глядина, Больших Горок и Кипени принадлежали деревни Ко­ровина, Олики, Румболи, Михайловская, Липицы, Хабони, Малые Горки, Никоземяки, Проковсина, Симсипалы, Келози, Хабино, Ильина.

Судя по «генеральным планам» XIX века, земли Ропшинского имения тянулись широкой полосой вдоль дороги Кипень-Стрельна, называвшейся тогда Большой Петербургской почтовой дорогой. Ропша располагалась в центре этого огромного имения, протянувшегося на 20 верст с юга к северу - от деревни Волковицы до Порзоловского озера, и на 8 верст с востока к западу - от деревни Олики до Петровской. С восточной стороны ограничивала земли речка Стрелка, долина которой (пойма) использовалась под сенокосы. Западная граница имения пролегала по речкам Коваши и Черной, через деревню Хабони до Нарвской дороги. Между западной границей и Большой Петер­бургской почтовой дорогой размещались пашни. Северную часть имения занимали «дровяные рощи» и «охотничьи леса», предназначавшиеся для придворных охот и снабжения дровами.

Почему в Ропше так хорошо все растет? Ответ здесь одно­значен: выносимый водой раствор известняка оседает на земле мелким порошком, получившим название «гажа». Это замечательное удобрение. Если же раствор известняка оседает на корнях деревьев, мхе и ветвях, обволакивая их, то образуются при­чудливые глыбы. Это - туф, пористый камень затейливого рисунка, хорошо поддающийся обработке, он используется в декоративном искусстве для оформления парковых фонтанов, гротов и т.д.

В окрестностях Ропши много туфа розового и зеленоватого оттенков. Характерен для этой местности карст. Вода размывает своды подземных пещер, они обрушиваются, образуя на поверхности впадины - карстовые воронки. Карстовый процесс продолжает формировать рельеф местности.

В тех местах, где отсутствовали стоки поверхностных вод вглубь известняков, образовались болота.

Севернее Ропши, между нею и Петродворцом, раскинулось обширное Симоногонтское (или Порзоловское) болото, из ко­торого вытекает речка Шинкарка.

В болотистых местах образовался довольно толстый слой торфа. Там торфяные почвы. В других местах ропшинских окрестностей почва дерново-карбонатная. Это продукт перегноя шумевших здесь в древние времена еловых лесов, расстилав­шихся мхов и других растений. Перегной перемешан с гажой.

Дерново-карбонатная почва - самая плодородная почва в нашем северном крае. Она почти не уступает чернозему.

В Ропше и ее окрестностях сохранились многовековые хвойные деревья и дубы. Самые древние, коренные леса этого края - таежные, еловые. Там где они выгорали во время пожаров или их вырубали люди, теперь лиственные леса и поля. Ропшинский дворец, окруженный вековыми деревьями, ви­ден издали. Поставлен он на высокой земляной террасе. Главный фасад, украшенный классическим портиком, обращен к Ивановскому пруду — в сторону Нижнего парка. Перед дворцом расстилается ровный луг (партер), окаймленный с двух сторон высокими деревьями. Прежде партер был открыт от дворца до Ивановского пруда. Ныне на берегу пруда находится братское кладбище советских воинов. Разрос­лись высаженные на нем молодые деревья.

Центральная часть дворца несколько выше и увенчана бельведером, откуда открывается прекрасный вид на окрестности. В хорошую солнечную погоду виден Финский залив с Крон­штадтом, Санкт-Петербург, Воронья гора.

Даже при первом взгляде на дворец создается впечатление, что он состоит из двух зданий, поставленных крестообразно. Это выступают в центре бывшие палаты графа Михаила Головкина, оформленные позже колонным портиком. От главного входа спускается по склону земляной террасы широкая каменная лестни­ца, ведущая в Нижний парк.

Войдите летом или зимой в нынешний Ропшинский парк. Стоят в парке могучие дубы и лиственницы, вековые клены, березы и ели. Здесь почти сорок разновидностей деревьев и кустарников, в осеннюю пору их листва расцвечивается ярки­ми золотисто-серебристыми красками. Тихо и таинственно в тенистых уголках, на извилистых аллеях. Лишь нежное журчание воды в ручьях и птичьи трели нарушают безмолвие и тишину. Среди деревьев исполинов поблескивают большие зеркальные пруды затейливой формы. Через каналы и протоки перекинуты мостики с ажурными перилами.

Если взглянуть на парк сверху, с высоты птичьего полета, то взору предстанет зеленое кружево среди голубой воды. Площадь нынешнего парка 66 гектаров, из которых вода занимает 25. Самый старый и крупный пруд - Ивановский. Он находится в центре парка и занимает площадь 12 гектаров. Вблизи него расположены Артемьевский и Фабричный. Широкая водная поверхность чаще всего спокойна и прозрачна, в ней отражаются стоящие стеной деревья, их темная полоса резко контрастирует с небом даже в пасмурную погоду. А при солнце и голубом небе пруды кажутся сказочными, превращаются в серебристо-голубые зеркала, обрамленные густой зеленью. Прекрасен Ропшинский парк в любое время года. Летом и зимой, весной и осенью...

Согласно архивной справке (её предоставил автору книги заведующий Музеем истории СПб ГАУ Тарасов Вячеслав Викторович), которая найдена в документах архивных фондов Санкт-Петербургского государственного аграрного университета города Пушкин, сообщается «По акту Народного Комиссариата просвещения от 29 января 1919 года, Аг­рарному институту передавалось имение Ропша со всеми находящимися в нем зданиями, служебными постройками, земельными угодьями, парками, прудами, оранжереями, хозяйственными и прочими сооружениями» (основание ф. 2996 оп. 1, д 2195, л. 13).

После Великой Отечественной войны Ропшинский дворец был полностью восстановлен. Начиная с 1964 года, на террито­рии дворца размещалась войсковая часть летчиков. Позже здесь разместили батальон химической защиты, который был увеличен до численности полка.

В 80-е годы XX века поступило предложение Пушкинско­му строительному училищу в поселке Ропша получить терри­торию под летний лагерь для полевых занятий с курсантами училища. При этом ставилось условие - силами училища восстановление Ропшинского дворца. По неизвестным причинам это предложение не было реализовано

Офицерский состав частей и военнослужащие срочной службы всегда принимали активное участие в общественной жизни в поселке Ропша…


Категория: Виктор Моня«Ропша» | Добавил: Velikiy (06.11.2011)
Просмотров: 2441 | Рейтинг: 3.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]