Главная » Статьи » Книги » Виктор Моня«Ропша»

Гостилицы. Мыза Гостилицы. Продолжение.

С возведением нового дворца в 1845 году окончился пятый этап преобразования усадьбы. После 1845 года Штакеншней­дер был так загружен работами по возведению различных сооружений в императорских резиденциях - Петергофе, Крыму и Санкт-Петербурге, что вряд ли мог продолжить работы в Гостилицах. А преобразования в усадьбе продолжались. Ше­стой этап связан, главным образом, с полным переустройством левого берега реки Гостилки. Здесь по террасам был насажен молодой парк. На месте старой миниховской мельницы, пре­вращенной П.К. Разумовским в трактир, появился Турецкий павильон. Он был выстроен в русско-византийском стиле, но завершался мусульманским полумесяцем, отчего и получил свое название.

К 1853 году, очевидно, все работы были завершены, так как к этому времени относится серия акварелей с видами Гостилиц, созданная известным живописцем Петербурга Василием Семе­новичем Садовниковым. Они дают полное представление об усадьбе, какой она стала после всех преобразований, сделанных при Потемкиных. Судя по акварелям, они сосредоточили все усилия на исправлении и дополнении тех природных ресурсов, которые легче и быстрее можно было переделать в соответ­ствии с их вкусом; английский парк они не тронули.

Вблизи дворца сохранилась регулярная часть сада с оранжереями и теплицами. Около Чайного павильона и Эрмитажа появились поляны с яркими цветниками, кривые дорожки, но вые посадки кустов и групп лип, лиственниц, дубов, кленов, сфор­мированные в виде кругов, овалов, букетов. Очевидно, тогда же вдоль аллеи, ведущей к видовой террасе на плато, старые бере­зы и клены были заменены новыми посадками тех же пород.

На одной из акварелей виден расположенный неподалеку от Чайного павильона дугообразный свод. Как пишет современ­ник: «Аллея акаций, осеняемых кленами, приводит к широко раскинутой сквозной палатке, утвержденной в столбах, обвива­емых повиликою. Палатка внутри обставлена цветами, а снару­жи, с каждой стороны - по два померанцевых дерева. В ясные дни... посередине кленов, с обеих сторон к ней наклонившихся здесь обыкновенно обедают, пользуясь приятностью сада и роскошью даров природы» (неподалеку отсюда располагалась и оранжерея).

До неузнаваемости изменился левый берег реки. Здесь появились, как и на правом берегу, фонтаны, каскады, длинные плавные дорожки, украшенные цветниками и померанцевыми де­ревьями в кадках. Они изобильно протянулись вдоль всего левого берега. Среди берез установлены скамейки-диваны, а вокруг отдельных экземпляров построены скамьи, охватывающие дерево по кругу. Через протоки были перекинуты деревянные мостки, соединяющие небольшие островки с берегами.

Акварели Садовникова позволяют прогуляться по долинному ландшафту, почувствовать как с каждым поворотом откры­ваются то террасированные берега, то поляны, спускающиеся по крутым склонам, то группы деревьев и кустарников, то фонтаны и садовые павильоны. Как будто ощущаешь смену светлых, залитых солнцем участков парка, и затененных, прохладных Зам­кнутость долинного пейзажа акцентируют ели, посаженные точно по оси перспективы, открывающейся с полотна плотины.

Как справедливо писал Борис Михайлович Федоров «Тайна, посредством кото­рой в Гостилицах искусство овладело природой - ключи. Они превратились в фонтаны, в речку, в каскады, пруды, озерки, вот отчего здесь так обильна растительность. Там ветвистые ивы с негою наклонились к воде, там клены навесились над озером и опрокинулись в струях, молодые березы собрались семьями в подгорье или на холмике; плакучие (повислые березы – Авт.) опустили гирляндами свои ветви, кудрявые кусты взбежали на пригорок и остановились, как будто заслушавшись фонтана или ручья, который журчит, журчит и струится по камешкам, туда, где папоротник широко раскинул свои листья... Везде, где скамья, там тень и приют, везде, где приют, там и вид, достойный кисти живописца».

Племянница Татьяны Борисовны Елена Юрьевна Хвощинская, посетила Гостилицы в 1850-ые годы. Её воспоминания точно ложатся на акварели Садовникова: «Чуд­ное это было местопребывание для лета великолепный парк, сад, разнообразные цветники, масса фонтанов, каскад, пруды с ле­бедями и чистые, светлые ручьи, где плавали форели, - все это представляло собой что-то феерическое. Давно исчезло то время, когда я наслаждалась красотой Гостилиц, сидя где-нибудь на лавочке, прислушиваясь к разнообразному плеску и шуму воды фонтанов и каскадов».

Но этот долинный парк, вызывавший поэтические и элеги­ческие настроения, знал и другие праздничные дни. На левом берегу, неподалеку от Турецкого павильона, в 1850-ые годы была выстроена из больших тесаных блоков потешная крепость с мощными стенами, башнями и пушками, из которых устраивали фейерверки, то есть Потемкины продолжили традицию Разумовских. Правда, этот хорошо организованный долинный парк, чистый, ухоженный и нарядный, оживленный деятельностью че­ловека, потерял долю поэтичности, которая искони была прису­ща этой, созданной природой, живописной долине.  Но со вкуса­ми владельцев не спорят.

Благоустройство усадьбы Потемкины закончили проведением водопровода во дворец, оранжереи и дом священника. Вода подавалась из большого озера через чугунные трубы при помощи паровой машины.

Кто же был автором Турецкого павильона, потешной кре­пости, манежа и преобразований долинного парка после 1845 года? Им вполне мог быть Петр Семенович Садовников. Эта версия построена на основании того, что он неоднократно был помощником Штакеншнейдера и его хорошо знали владельцы. Крепостной Голицыных (в это время России всё ещё присуще было сие дикое явление), он был «домашним архитек­тором» С.В. Строгановой, урожд. Голицыной, после смерти которой, в 1845 году её дочь уволила тогда уже получившего вольную Садовникова, и он оказался не у дел. Работа в Гостилицах была как нельзя кстати. К тому времени работы П.С. Садовникова в Строгановском имении Марьино, в усадьбе А.Ф. Орлова в Стрельне и на мызе Мандровой в Санкт-Петербурге были уже известны и высоко оценены. Они говорили о его незаурядном таланте в области садово-паркового искусства и малых архитектурных форм Подтверждением этой версии служат и виды Гостилиц, выполненные художником Василием Семеновичем Садовниковым, который не впервые запечатлевал в своих произведениях усадьбы, созданные братом

В 1872 году Гостилицы в прекрасном состоянии унаследо­вал от бездетных Потемкиных племянник Татьяны Борисов­ны - Голицын Борис Андреевич. М.И. Пыляев пишет, что после смерти Потемкиной Голи­цын не жил в усадьбе и: «...все старинные вещи, как и превос­ходную библиотеку, распродал за бесценок, первые купили продавцы с Апраксина, вторая попала на бумажную фабрику. В настоящее время "Гостилицы" принадлежат известному сельскому хозяину, барону Федору Егоровичу Врангелю. В руках последнего это превосходное имение опять получило свою миллионную ценность. Владельцем приведены в порядок, как хозяйственные поля, так и все усадебные постройки. В рос­кошном старом доме Гостилиц бароном собраны в главном зале портреты всех прежних владельцев этой исторической усадьбы».

С 1885 года Гостилицы находятся во владении барона Ф.Е. Врангеля. Современники описывали усадьбу так: «…на северной стороне мызы сад, пруды, гроты, оранжереи. Мест­ность живописная, много озер, ручьев, холмов. За церковью пруд с ключевой водой... Село Гостилицы в 700 саженях сто­ит на краю живописного оврага, засаженного садами помещика и частью фруктовыми садами крестьян. На дне оврага пруды с ключевой водой, соединяющиеся с речкой».

В 1891 году владельцем имения уже числится Карл Фе­дорович Сименс - богатый промышленник, выходец из купцов финского города Вильманстранда, владелец электротехнических заводов в С.-Петербурге и медеплавильных - в Грузии. Естественно, что вскоре, а именно в 1903 году, он провел во дворец электричество, установив станцию на мельнице. В связи с этим были сделаны поэтажные планы дворца и придворцовой территории. Трудно переоценить их значение для воссо­здания дворца и парковой части между дворцом и Чайным домиком.

Последней владелицей усадьбы с 1906 по 1917 годы была дочь Сименса, Мария Карловна Гревениц, жена шталмейстера барона Александра Николаевича Гревеница. К 1915 году отно­сится последнее краткое упоминание об усадьбе: «В самих Гостилицах великолепный дворец баронов Гревениц и превосход­ный парк». К началу XXI века из построек усадьбы Гостилицы уцелели только церковь. Чайный павильон, хозяйственный двор и оран­жереи.

Жители этих мест верят, что все же Гостилицы будут вос­становлены и, несмотря на многие утраты, займут свое достой­ное место как лучшая усадьба ландшафтного искусства XVIII- XIX веков.


Категория: Виктор Моня«Ропша» | Добавил: Velikiy (30.10.2011)
Просмотров: 1655 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]