Главная » Статьи » Книги » Виктор Моня«Ропша»

Андрей Иванович Штакеншнейдер

Русский архитектор, создатель выдающихся дворцовых ан­самблей и блистательных парадных интерьеров, Андрей Иванович Штакеншнейдер родился 22 февраля 1802 г под Петербургом на мызе Ивановка, вблизи Гатчины. Он происходил из семьи обрусевших немцев его дед кожевник - выходец из Германии, отец Иоганн арендовал участок земли у реки Пудость, построил дом, окружил небольшим парком. Усадьба стала называться Ивановкой. Здесь прошло детство будущего придворного архитектора Родители рано обратили внимание на склон­ность сына к рисованию и по достижении им 13 лет определи ли мальчика в Академию художеств. Способный юноша курс архитектурного обучения (1815-1820 гг.) прошел легко и по окончании сразу же получил заказ на составление памятника в форме древнегреческого храма в имении известного барона Николаи.

В 1824 году А.И. Штакеншнейдер поступает чертежником в Комитет строений и гидравлических работ. Спустя 4 года началась его служба архитектором рисовальщиком в комис­сии по возведению Исаакиевского собора. Одновременно с деятельностью в составе этой комиссии молодой специалист по­лучает от главного строителя храма О. Монферрана отдельную работу - выполнение эскиза Траурного катафалка «на Алек­сандра I». Результат творчества был замечен, оценен, и автор получил первый подарок по службе. В это время ему поручается переделка комнат императрицы Марии Федоровны в Зимнем дворце, а вскоре в качестве архитектурного помощника привлекают к декоративному оформлению всего дворца. На талант­ливого и скромного труженика обращает внимание могуще­ственный шеф жандармов Бенкендорф. Граф поручает ему пе­рестройку в своем имении под Нарвой старинного замка в «го­тическом вкусе». Заказчик вы­полненной работой остался весьма доволен и представил молодого зодчего императору. Осмотрев постройку, Николай I - высококвалифицированный инженер, безошибочно распоз­нал выдающиеся способности А.И. Штакеншнейдера.


Архитектор А.И. Штакеншнейдер

И.И. Тихообразов «Архитектор А.И. Штакеншнейдер», 1846. Государственный Русский музей.


С этого времени карьера зодчего вполне устроилась. Он стал широко популярен, заказы по­следовали один за другим. В 1833 году он был определен ко дво­ру великого князя Михаила Пав­ловича, проводил работы на Ка­менном острове, принадлежав­шем брату императора, а по распоряжению Николая I выпол­нил проект «Сельского домика». В 1835 году проект воплотился в жизнь — в окрестностях Пе­тергофа появляется Никольский домик. Постройка, задуманная в «русском вкусе», имитировала усадьбу зажиточного крестьяни­на, хотя в действительности предназначалась для кратковременного отдыха царской семьи во время прогулок по парку. Отражаясь в воде, домик велико­лепно вписывался в ландшафт на берегу большого искусствен­ного озера. Новый водоем был создан в южной части Петерго­фа, а на месте болот возникли обширные парки: Луговой и Озерковый. Архитектурная критика тех лет встретила эту построй­ку однозначно одобрительно.

В это время А.И. Штакеншнейдер становится академиком и по заказу принца П.Г. Ольденбургского (родственника импе­ратора) заново декорирует все интерьеры перешедшей к ново­му владельцу дачи князя А. Долгорукого на Каменном острове (наб. Малой Невки, 11).

Одновременно зодчий погружается в творческую работу - (создал 18 проектов) - по перестройке дворца Екатерины II в селе Коломенское под Москвой. А.И. Штакеншнейдер предпо­лагал построить новый дворец в традициях древнерусской архитектуры и создать целый ансамбль на берегу реки. Интерес­ный замысел зодчего не был реализован из-за превышения сме­ты предусмотренной постройки.

В 1836 году завершалось строительство первой в России желез­ной дороги «Петербург - Царское Село – Павловск». Для привлече­ния большего числа пассажиров было решено создать на конеч­ной станции увеселительно-развлекательное заведение - «воксал». Объявленный конкурс на проект здания «воксала» выиграл А.И. Штакеншнейдер. После открытия в 1837 года железнодорож­ного сообщения, Павловск стал одним из популярнейших мест летнего отдыха обитателей столицы. Хорошая акустика павиль­она, интересный репертуар, выступление европейских знаменито­стей (композитор И. Штраус и др.) удачно сочетались с возмож­ностью прекрасной прогулки по аллеям чудесного парка.

Вскоре старое слово «воксал» превратилось в «вокзал» и изменило свой смысл, так стали называть пассажирские здания на всех железнодорожных станциях России.

В эти годы в Павловске началось формирование двух новых кварталов Елинского (в междуречье Славянки и Тызвы) и Мариинского (на верхнем берегу плато Мариентальского пруда). Планировочной доминантой здесь стала декоративная крепость Бип. Центральное положение предполагаемых жи­лых кварталов как стыкующих две части города, кроме того, включение в жилой застройки уже ранее созданной архитекто­ром Ч. Камероном пейзажной планировки, требовали высоко­го художественного такта. Решение этой важной задачи было поручено А.И. Штакеншнейдеру и А.П. Брюллову, значи­тельный период творчества которых был связан с Павловском.

Формируя Мариинский квартал, зодчий выполнил десять проектов образцовых домов с классической системой построения и «готическими» элементами декора. Одна из построек — дом полковника Иванова (ул. Крупской, 5) сохранилась до на­ших дней. Застройка этих кварталов Павловска повлекла за собой массовое строительство новых, а также переделку старых жилых домов.

В 1837 г. А И. Штакеншнейдер был командирован Кабине­том за границу. Почти год провел в Италии, Франции и Англии, изучая памятники мировой архитектуры, где сделал множество зарисовок кистью и карандашом. Целые дни проводил на рас­копках Помпеи, изучая пропорции и конструкции древнерим­ских мастеров. Опыт, полученный при знакомстве с выдающи­мися архитектурными творениями, зодчий использовал в Рос­сии при возведении своих широко известных строений.

Возвращаясь домой, А.И. Штакеншнейдер некоторые начатые работы закончил, многие продолжил, а к другим приступил. В 1839—1844 годах он возводит два прекрасных павильона - Царицын и Ольгин — в Колонистском парке Петергофа на ост­ровках Ольгиного пруда. Это была одна из самых последова­тельных и удачных стилизаций в «помпейском вкусе». Пол столовой Царицына павильона позднее был украшен подлинной античной мозаикой. Оба павильона, с присущим зодчему мастерством, органично вписались в ландшафт. За Колонистским парком находятся еще два больших парка - Озерковый и Луговой (Бельведерский). Главное здание в композиции Лугово­го парка — павильон Бельведер («Прекрасный вид») на Бабигонских высотах. Большое двухэтажное сооружение по своему облику напоминает древнегреческий храм. Его первый этаж ре­шен как массивный высокий цоколь из монолитных блоков розового гранита.

Второй этаж Бельведера со всех четырех сторон декориро­ван 28-ю полированными серебристо-серыми гранитными ко­лоннами. Сооружение богато оформлено монументальной скульп­турой. В 1856 году на гранитных постаментах по углам главного фасада были установлены две скульптурные группы П.К. Клодта «Укротители коней», выполненные в гальванопластике.

Бельведер, проектируемый как охотничий императорский дом, является доминантой окружающей местности. С его галерей открывается чудесный вид на Каскадные пруды, бесконечные дали и Финский залив. Павильон служил любимым местом отдыха Александра II, именно здесь состоялось его первое свидание с 17-летней фрейлиной княжной Е.М. Долгоруковой, позднее ставшей его морганатической супругой — светлейшей княгиней Юрьевской,

Одной из первых построек А.И. Штакеншнеидера после возвращения из длительного заграничного путешествия стал Мариинский дворец (Исаакиевская пл., 6), построенный для дочери царя,  Ма­рии Николаевны (отсюда название дворца), вышедшей замуж за герцога Лейхтенбергского. Император считал, что пышность и богатство царского двора являются лицом власти, и не жалел огромных затрат на создание внешнего блеска императорских и великокняжеских дворцов и особняков. Дети Николая I были в свое время как полубоги, и все имели соответствующие их высочайшему положению жилища. Это было время наивысшего расцвета абсолютной монархии в России.

Дворец был построен за 5 лет (1840-1844 года), все это время новобрачные жили в Аничковом дворце - собственном дворце Николая I, со вступлением на престол переехавшим в Зим­ний дворец.

Мариинский дворец построен в стиле позднего классициз­ма. Занимает квартал на левом берегу Мойки у Вознесенского проспекта. Фасады дворца оформлены колоннами, декоративная разработка их очень умеренна. Анфиладу начинает парадная приемная герцога, за ней следует ротонда, освещенная верхним светом через купольное перекрытие на 2-ярусной колоннаде. К ротонде примыкает квадратный зал, позади него зодчий раз­местил зимний сад с паровым отоплением. В Петербурге еще нет водопровода, но А.И. Штакеншнейдер впервые устраивает здесь, а затем и во всех своих дворцах сантехническое оборудование: свинцовые водопроводные трубы и резервуары с водой, фильт­ры и ватерклозеты. Большая заслуга зодчего в удачной планировке дворца все жилые помещения выходили в сад, весь день ликующие солнце и тишина!

Помня о катастрофическом пожаре в Зимнем дворце зи­мой 1837 года, А.И. Штакеншнейдер стремился свою постройку сделать максимально огнестойкой, устраивая конструкции перекрытий и лестниц из металла. Постройка дворца стала пред­метом искреннего восхищения современников. «Дворец удив­ляет утонченностью и благородством вкуса в украшениях, богатым разнообразием в подробностях».

Успехи зодчего не остались незамеченными - в 1843 году его избрали вольным общником Академии, а в 1844 году за строи­тельство Мариинского дворца А.И. Штакеншнейдера возводят в звание профессора Академии художеств. Позднее, в 1884 году, дворец был передан в казну и приспособлен для заседаний Государственного совета. Ныне здесь работают депутаты Зако­нодательного собрания Санкт-Петербурга.

Одновременно со строительством Мариинского дворца зод­чий строит для княгини Марии Николаевны и ее супруга летнюю резиденцию. На берегу Финского залива между Петергофом и Ораниенбаумом на мызе Сергиевка, приобретенной Николаем I у Нарышкина, возводит­ся двухэтажный дворец. Среди парка вырастает роскошная вилла, напоминающая постройки античных патрициев Раскопки Помпей позволили А.И. Штакеншнеидеру детально изучить архитектуру античных жилых домов и использовать в своих рабо­тах мотивы и декоративные приемы древних римлян.

Построенный дворец имел совершенно волшебный вид, отличался изяществом вкуса и был органично связан с рельефом. Новая летняя великокняжеская резиденция стала называться имением Лейхтенбергских.

Все эти и последующие годы труд зодчего был многократ­но востребован императором и членами его семьи. Наряду с монументальными сооружениями возводятся и незначительные по объему постройки. В начале 1840 года в Александрии - лю­бимом месте летнего отдыха императрицы Александры Федо­ровны — зодчий пристраивает к коттеджу столовый зал, орга­нично дополнивший новым объемом творение архитектора А.А. Менеласа.

С 1842 году по проекту А.И. Штакеншнейдера в Крыму для супруги императора строится в Ореанде дворец со службами и устройством парка. Строительство продолжалось 10 лет, для наблюдения за работами зодчий дважды ездил в Крым. Новое прекрасное белоснежное здание со строгим фасадом, с класси­ческим фронтоном и кариатидами четко смотрелось на фоне южного неба. О нем с восхищением говорили очевидцы тех дней. Увы, здание не сохранилось, опустошительный пожар 1882 года уничтожил чудное творение мастера. Ныне на его месте распо­ложились постройки санатория.

Архитектурно-строительные и садово-парковые работы в окрестностях Петергофа не прекращались. В 1843-1850 годах на месте приморской мызы князя Долгорукого в районе Сергиевки зодчий превратил старый дом в изящный миниатюрный двухэтажный дворец. Построй­ка получила наименование «Собственная дача наследника-цесаревича» и использовалась для летнего отдыха великого князя Александра Николаевича - будущего императора Александра II. Зодчий полностью изменил внутренний и внешний облики зда­ния, декорировав его с изысканной роскошью в стиле Людо­вика XV. Годы спустя плодовитый архитектор здесь же, на ме­сте деревянной церкви, возвел каменный храм. «Собственная дача» открыла новое направление в русской архитектуре — стилизаторское «второе барокко (необарокко)».

Наряду с деятельностью на Финском взморье А.И. Шта­кеншнейдер напряженно трудился и в Петербурге. В это вре­мя он работал при дворе великого князя Михаила Павловича и нередко выполнял заказы его сотрудников по артиллерийско­му ведомству. В 1843 году зодчий перестроил и отделал в новом вкусе жилой дом графа Кушелева на Фонтанке. Дом поражал гостей роскошью и хорошо сохранился до наших дней, нахо­дится наискосок от цирка на другом берегу Фонтанки.

По соседству, у Самсониевского моста (ныне мост Белин­ского), в доме 1/30 по ул. Самсониевской зодчий осуще­ствил красивую пристройку к угловой башне «Бельведер». Она примыкала к основному зданию со стороны Фонтанки, ныне, увы, утрачена безвозвратно. Дома, как и люди, на протяжении своего существования переживают взлеты и падения, расцвет и упадок.

1840-1850 годы являются периодом расцвета творчества А.И. Штакеншнейдера — это уже сложившийся мастер, выра­ботавший свой самостоятельный архитектурный почерк. Он ус­пешно продвигается по службе, становится действительным стат­ским советником. Этот гражданский чин по «Табели о рангах» соответствовал чину генерал-майора или контр-адмирала, зод­чий не был обделен и наградами.

Разумеется, талант А.И. Штакеншнейдера в эти годы осо­бо ярко раскрылся при строительстве дворцов в Петербурге. В 1846 году он получает заказ князей Белосельских-Белозерских коренным образом перестроить особняк на углу Невского про­спекта и набережной Фонтанки, возведенный в начале 1800 года архитектором Тома де Томоном.

Зодчий приступил к работе и превзошел себя - создал на­стоящее «Палаццо», представительное и величественное. В ка­честве прототипа был взят старинный дворец графа Строганова на Невском проспекте, построенный архитектором Ф.Б. Растрелли. Фасады нового дворца выполнены в стиле зрелого русского барокко и вышли роскошными. Еще более парадны интерьеры дворца. Тонкая лепка, обильная позолота, зеркала, наборного дерева полы создают незабываемое впечатление роскоши и изящества. Все детали убранства свидетельствуют о высоком архитектурном мастерстве. Современники считали величественный дворец «совершенством в своем роде».

В конце XIX века дворец приобрел сын Александра II вели­кий князь Сергей Александрович. После его трагической кончины в 1905 году владелицей дворца стала его вдова великая княгиня Елизавета Федоровна. Вскоре, удалившись от мирской су­еты и став настоятельницей одной из общин, она передала дворец своему воспитаннику, кузену Николая II - великому князю Дмитрию Павловичу. Именно в этом дворце он содержался под домашним арестом за участие в убийстве Григория Распутина.

До наших дней дворец хорошо сохранил свои первоначаль­ные черты. Здание признано памятником архитектуры и со­стоит под охраной государства

В 1853 году А.И. Штакеншнейдер получает очередной «высо­чайший заказ» - проектирование и строительство дворца для сына императора, великого князя Николая Николаевича.

Дворец, выполненный в стиле зрелого итальянского ренес­санса, расположен на углу Конногвардейского бульвара по со­седству с мостом (ныне мост Лейтенанта Шмидта) с отступом от красной линии.

Перед ним создан парадный двор, огражденный чугунной решеткой. Внешний облик 3-этажного здания проще и уме­реннее фасадов дворца Белосельских Белозерских, как и все­гда, планировка помещений, их взаимное расположение и связь были основательно продуманы зодчим. Просторные залы убраны с большой изобретательностью. К изнеженному, аристократическому стилю королевской Франции XVIII века А.И. Штакеншнейдер имел особое пристрастие и не упускал случая его применить Мастерство зодчего, его умение блестяще прояви­лись в разработке парадной лестницы. Это одно из самых интересных произведений не только его творчества, но и во всей мировой архитектуре XIX века.

В 1895 году дворец перешел в ведомство императрицы Марии Федоровны, и в память бракосочетания старшей дочери Александра III великой княгини Ксении Александровны с великим князем Александром Михайловичем здесь был открыт Ксенинский институт. Это закрытое учебное заведение благород­ных девиц для обучения и воспитания полусирот из дворянских семей имело 10 летний курс. Более 20 лет на фасаде дворца между 2-м и 3 м этажами была надпись крупными накладными буквами «Ксенинский институт».

А.И. Штакеншнейдер всегда был загружен работой, делал новые проекты, проверял все детали чертежей к нему (делали его помощники), создавал неповторимые интерьеры, посещал объекты строительства, бывал на обсуждении проектов его чертежей заказчиками. В 1854 году Академия художеств привлек­ла его к преподаванию в архитектурном классе. Уже в первый год у нового профессора свыше 20 учеников, через год - 34, а в 1858 г. - свыше 60 человек. У двух других профессоров (А.И. Бенуа, А.А. Тон) вместе взятых, в два раза меньше. Это сви­детельствует не только об огромной трудоспособности А.И. Штакеншнейдера, а также о таланте обучать и воспитывать.

Уже более 20 лет одаренный зодчий был женат на Марии Федоровне Холчинской, в браке с которой родилось 8 детей, но А.И. Штакеншнейдер все еще не имел казенного жилья и многие годы снимал квартиры. Долгое время семья жила в доме лютеранской церкви Святого Петра на Невском проспекте, где с каждым годом становилось все теснее. Высокие гонорары за исполнение многочисленных архитектурных заказов позволили ему в 1852 году приобрести и в 1854 году реконструировать дом 10 на ул. Миллионной. Лицевой фасад дома при перестрой­ке получил новую отделку. Один из первых зодчий использовал специфический вариант архитектуры Флоренции XVI века. Его убранство дополнили барельефы с фигурами танцующих муз, хорошо сохранившиеся до наших дней.

Дом протянулся через весь квартал, выходя своей южной стороной на набережную Мойки, 9. В просторном доме удобно разместилась и многочисленная семья зодчего, и его архитектурная мастерская, быстро обрастающая штатом сотрудников. В этом доме А.И. Штакеншнейдер создавал проекты двор­цов сыновей императора, а также проекты других видных зда­ний.

В 1855-1862 годах, дом зодчего был одним из известнейших литературно-художественных салонов Петербурга. Здесь, на «субботах», собирались архитекторы и поэты, артисты и писатели, художники и философы. Позднее, в связи с болезнью Андрея Ивановича, обострившейся в начале 1860 годов, семья была вынуждена продать свой дом и переехать в родную Ивановку. Здание было перестроено в доходный дом, на месте зимнего сада, где росли бананы и другие экзотические фрукты, был воз­веден многоэтажный флигель.

В начале 1970 годов были попытки архитектурной общественности и властей города отдать должное памяти выдающегося архитектора XIX века и создать в его творческой мастерской мемориальный музей. Увы, благим пожеланиям не суждено было свершиться. Ныне в 4-этажном доме А.И. Штакеншнейдера располагаются многочисленные отделы «Ленстройматериалов», иные помещения сданы в аренду зубной поликлинике и т. п.

Неподалеку от собственного дома на восточном берегу Зим­ней канавки (ул. Миллионная, 33) в 1853-1857 годах шло строи­тельство казармы для 1-го батальона лейб-гвардии Преображенского полка. Император на это сооружение обращал особое внимание. Возведение казармы осуществлялось под надзором академика В.П. Львова, при регулярном освидетельствовании членами комиссии, в которую входил и придворный архитектор. Казарма была осмотрена в 1857 году, и члены ко­миссии признали: «Сколько по наружному осмотру судить мож­но, выстроена правильно, прочно, чисто и сходно высочайше утвержденных чертежей».

Долгое время (вплоть до последних дней) историками авто­ром проекта казармы назывался А.И. Штакеншнеидер. Не­сколько ранее он рядом с будущей казармой вел работы в Малом Эрмитаже. В Белом зале с легкими мраморными арка­дами зодчий разместил 8-угольный фрагмент античного моза­ичного пола, привезенного из Помпеи, погибшей в 79 году при извержении вулкана Везувия. В непосредственной близости с этим всемирно известным объектом А.И. Штакеншнеидер в 1851-1859 году перестроил Старый Эрмитаж, завершив ответ­ственными работами на парадной лестнице, ведущей в помеще­ния Государственного Совета.

В эти же годы, невдалеке от собственного дома, на Французской набережной он реконструирует жилой дом 1/24. Одно временно выполняются заказы в Крыму и Новгороде, в Павловске и Петергофе - от императорских и великокняжеских дворцов и особняков до жилых домов и казарм, от павиль­онов до культовых сооружений. В своих работах зодчий эк­лектически использовал исторические архитектурные стили, вне­дряя элементы прошлого в новых сочетаниях.

Несомненно, очередной творческой удачей являются па­вильоны в Колонистском парке Петергофа. На островках Ольгиного пруда зодчим возведены два прекрасных павильона - Царицын и Ольгин. Построенные в «помпейском вкусе», они являются одними из самых последовательных и удачных стили­заций. Оба павильона органично вписались в ландшафт.

По соседству с павильоном Бельведер здесь же, на Бабигонских высотах, зодчий в 1851-1854 годах построил церковь свя­той царицы Александры - одно из наиболее замечательных произведений «русского стиля». В этой постройке удачно по­вторены силуэтные построения и детали, характерные для мос­ковских церквей XVII века. Храм отлично вписан в живопис­ный холмистый ландшафт. В годы Великой Отечественной вой­ны церковь сильно пострадала и нуждается в помощи спонсоров для проведения срочной реставрации.

Постройки А.И. Штакеншнейдера и других архитекторов в центре Петербурга тактично дополняли сложившиеся ранее ансамбли и инженерные сооружения. В 1854 году на стыке раз­водного пролета Благовещенского моста была поставлена ча­совня, посвященная святому Николаю - покровителю морепла­вателей, в формах «русско-византийского стиля», официально предписанного для культовых зданий. Автором проекта явля­ется придворный архитектор А.И. Штакеншнейдер.

Среди других широко известных работ А.И, Штакеншней­дера в окрестностях Петергофа находятся две знаменитые ве­ликокняжеские усадьбы - Знаменка и Михайловка, располо­женные западнее Стрельны, и дворец в Гостилицах, принадлежавший князю А.М. Потемкину, родному племяннику фаворита Екатерины II.

Последней крупной работой талантливого архитектора была постройка дворца для младшего сына императора великого кня­зя Михаила Николаевича Ново-Михайловский дворец, заложен­ный в 1857 году на Дворцовой набережной, 18, был завершен в 1861 году одновременно с Николаевским дворцом.

Новый великокняжеский дворец имеет большие размеры, но не играет активной градообразующей роли, он встал в ряды других дворцов и особняков. Ново-Михайловский дворец меньше Николаевского, но оформлен еще пышнее. Карнизы, фронтоны, наличники и т. п придают фасаду изысканность и богатство, выделяя здание среди окружающей застройки.

Колонны из каррарского мрамора, перрактовая скульптура, кариатиды придают дворцу, имитирующему стиль барокко XVIII века, парадный вид. В интерьерах здания пышная лепка, декоративная роспись, мраморная облицовка, кожаная с позоло­той обивка стен, панелей и изделия из ценных пород дерева. Перед парадным подъездом зодчий создал сложную компози­цию перильных ограждений и осветительных фонарей-торшеров. Ныне во дворце находится отделение Института востоковедения и Института археологии Академии наук.

В личном плане А.И. Штакеншнейдер был контактный и доброжелательный человек. Многие его ученики, став архитекторами, продолжали трудиться вместе с учителем. Долгие творческие годы зодчий тесно сотрудничал со скульптором Д.И. Иенсоном (1816—1902 гг.). Фигуры атлантов, кариатид, барельефы и другие произведения талантливого мастера вопло­щены в Мариинском, Николаевском, Ново-Михайловском и других дворцах и особняках. Результатом совместного труда архитектора и скульптора стал памятник президенту Медико-хирургической академии Я. В. Виллие, установленный в 1859 году на углу Сампсониевского проспекта и Самарской улицы перед новым корпусом академии. Авторы памятника-шедевра русского искусства - архитектор А.И. Штакеншнейдер и скуль­птор Д.И. Иенсон.

Яков Васильевич Виллие, ярко одаренная личность, умер в 1854 году. Его 2-этажный особняк находился на Английской набережной, 74. В 1830 году он предоставил во флигеле своего дома квар­тиру выпускнику Медико-хирургической академии талантливо­му хирургу штаб-лекарю А.Д. Бланку. Здесь, 28 февраля 1835 года родилась его дочь Мария Александровна — мать Владимира Ильича Ленина.

Напряженная работа А.И. Штакеншнейдера требовала огромных затрат сил, а они иссякли. Последние годы зодчий страдал болезнью легких, для лечения кумысом выехал весной 1865 году из любимой Ивановки в Саратов. На обратном пути слег в Москве, здесь 8 августа 1865 году великий труженик скончался. Похоронен под Санкт-Петербургом в Троице-Сергиевой пустыне - ныне здесь поселок Володарский. А.И. Штакеншнейдер, происходивший из семьи обрусевших немцев, имевший русскую жену, русских друзей, проведший всю жизнь в России, чувствовал себя русским. Творения выдающегося русского зодчего принадлежат к числу немногих архитектурных памятников, чья художественная ценность сохранялась в течение всего времени их существования

В ряде случаев он выступал инициатором развития многих архитектурных стилей и проявил в своих произведениях высочайшее профессиональное мастерство, блестящую эрудицию и тонкое чувство стиля. В его творчестве слились различные формы, в них ярко видно сильное влияние западного вкуса, русского материала, климата и обычая.

«А И. Штакеншнейдер — один из самых талантливых и пло­дотворных русских зодчих, работавших в XIX веке, принадлежал к поколению архитекторов, вышколенных на строгости классицизма и затем отдавших свои силы на самые разнообразные прихоти вкуса». (Л. Н Бенуа, Н Е Лансере).

До сих пор неизменно вызывают особый интерес проекты, строго документальные планы участков, фасады зданий, ин терьеров, исполненные великим архитектором и находящиеся в собрании НИИ Академии художеств, чьим выпускником и преподавателем был Андрей Иванович Штакеншнейдер.

В начале 1845 года Мариинский дворец придворной конто­рой великой княгини Марии Николаевны был принят. «Санкт-Петербургские ведомости» сообщали «Можно сказать утвердительно, что этот Дворец принадлежит к числу изящ­нейших европейских зданий по художнической отделке зал. Это архитектурное произведение есть целое поэтическое со­здание, которое найдет толпу подражателей и будет иметь у нас благое влияние на архитектурные украшения внутренностей великолепных зданий не вычурными убранствами, не массами серебра и золота, а простыми, зрело обдуманными классически ми формами».

Труд зодчего Андрея Штакеншнейдера очень высоко оцени­ли многие его современники. Не остались в долгу и царствую­щие заказчики. За создание дворца у Синего моста Андрей Иванович получил орден Святого Станислава 2-й степени и 5 тысяч рублей серебром. «За особое искусство и отличные познания в архитектуре» он был удостоен звания профессора без испол­нения программы по выбору Академии художеств. Это был исключительный случай.

Совершенно особую награду придумала ему великая княги­ня Мария Николаевна. По воспоминаниям ректора Академии художеств Федора Иордана, приглашенного на бал в Танце­вальном зале Мариинского дворца, Мария Николаевна подозва­ла к себе на балу профессора скульптуры Николая Пименова и сказала «Ты мне, Николай, должен сделать бюст Штакеншней­дера, он достоин красоваться в этой зале». Потом Ф.И. Иор­дан писал. «Я слышал, что бюст его действительно был поставлен во дворце великой княгини».

В 1885 году этот эпизод подтвердила газета «Петербург­ский листок». «В одной из зал Мариинского дворца и поныне находится бюст Штакеншнейдера, поставленный здесь еще при жизни, в награду за постройку».

Выдающийся русский зодчий Андрей Иванович Штакеншнейдер, как ни один зодчий был отмечен таким образом. Его архитектурные шедевры продолжают радовать поколение XXI века россиян и многих гостей Северной столицы.


Категория: Виктор Моня«Ропша» | Добавил: Velikiy (30.10.2011)
Просмотров: 3780 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]