Главная » Статьи » Книги » Поднятые по тревоге. Федюнинский И.И.

Глава 1. Лицом к врагу. "Поднятые по тревоге". Часть 2.

В Ковеле, где пока оставался штаб корпуса, было неспокойно. Усилились провокационные вылазки бандеровцев. То в одном, то в другом районе города вспыхивала стрельба. Фашистская авиация совершила в течение дня несколько налетов.

После полудня мне доложили, что недалеко от Ковеля 18 самолетов противника высадили десант. Пришлось направить туда подразделения из второго эшелона 45-й дивизии. Десант был окружен и уничтожен.

Через некоторое время мне снова позвонили:

— Товарищ Федюнинский? Иван Иванович? Говорит председатель Кучанского сельсовета. Немцы выбросили десант. Помогите!

В названный район мы послали подразделение, но оказалось, что председатель сельсовета не звонил и никакой десант там не высаживался. Такие провокационные звонки повторялись в течение дня еще несколько раз, но мы стали бдительнее.

Цель провокаций была ясна. Враги пытались нас запугать, посеять неуверенность в безопасности тыла и флангов, принудить к отвлечению войск от выполнения боевой задачи.

Незаметно подкралась ночь. Но никто из работников штаба и не думал об отдыхе: дел было много, да и нервное напряжение отпугивало сон.

Под покровом темноты производилась частичная перегруппировка войск, уточнялись положение частей и потери.

Первые бои родили десятки и сотни героев. Быстров с гордостью показывал мне ночью политдонесения из частей, хвалил начальника отдела политической пропаганды 62-й дивизии полкового комиссара Таровика, который сумел целеустремленно и правильно построить работу. Сам человек очень смелый, Быстров и в других высоко ценил это качество.

— Нет, вы только послушайте, что докладывают из тридцать третьего отдельного зенитного дивизиона, — горячо говорил он. — Наводчик орудия Пунчук сбил два самолета противника. А ведь стрелял-то он по врагу, когда сам уже был ранен. Или вот боец тракторист Скидин. Загорелся, понимаете, прицеп со снарядами. Так этот Скидин соскочил с трактора и, рискуя жизнью, потушил огонь. Легко сказать: «рискуя жизнью».

— Еще про политрука Бутарева пишут, — продолжал Быстров, пробегая глазами политдонесение из 62-й дивизии. — Помню я этого Бутарева. Невзрачный такой паренек, скромница. Бывало, выступает перед бойцами — смущается. А в бою показал себя. Заменил командира роты. Под его командованием вторая рота уничтожила восемьдесят четыре фашистских солдата и трех офицеров, да еще трофеи захватила: шесть пулеметов, сорок гранат и шесть тысяч патронов. Какие все-таки замечательные у нас люди!

Да, люди у нас действительно были замечательные!

За ночь обстановка на фронте усложнилась. Противник подтягивал новые силы и увеличивал натиск. Было отмечено выдвижение значительного количества танков и артиллерии по шоссе Брест — Ковель и из леса севернее деревни Городло, на владимиро-волынском направлении.

К утру 23 июня стало ясно, что гитлеровские войска имеют наибольший успех в стыке между нашей 5-й и соседней 6-й армиями. 124-я стрелковая дивизия находившегося левее нас 27-го корпуса с тяжелыми боями начала отходить к реке Стырь, и связь с ней нарушилась.

87-я дивизия, все еще удерживавшая район Устилуга, оказалась под угрозой окружения. Она получила задачу организованно отходить к Владимиру-Волынскому.

Положение на правом фланге тоже было трудным. Корпус прикрывал правый фланг армии и находился на стыке с Западным фронтом, левофланговые части которого не имели с нами локтевой связи.

После тяжелых боев 45-я дивизия тоже стала медленно отходить, одновременно ведя упорный бой за Любомль — крупный населенный пункт на ковельском направлении.

Надо отдать должное дивизиону бронепоездов, действовавшему на железнодорожной линии Любомль — Ковель. Расстреливая с близких дистанций пехоту и танки противника, он способствовал организованному отходу наших войск.

В центре положение было более прочно, здесь 62-я дивизия удерживала свои рубежи. Но за фланговые дивизии я волновался. Особенно за 87-ю. Под натиском трех пехотных и одной танковой дивизий, не имея соседа слева, она начала отходить к железнодорожной станции Войница.

На следующий день генерал Рогозный доложил, что дивизия оказалась в окружении, отойти удалось лишь 16-му стрелковому полку. Разведка доносила, что в районе Устилуга продолжается сильная артиллерийская и ружейно-пулеметная стрельба. Значит, окруженные части не сложили оружия, сражаются, обороняясь в недостроенных долговременных огневых точках.

Надо бы им помочь! Но чем? Контратака 16-го полка совместно с частями соседнего корпуса вдоль железной дороги на Владимир-Волынский успеха не имела, резервами я не располагал, снять что-либо с других направлений не мог.

Между тем, ведя бой в окружении, полки 87-й дивизии сковывали часть сил противника, рвавшегося на Дубно, и тем самым облегчали положение нашего левого фланга. Это было особенно важно, потому что к тому времени возникла серьезная угроза и на правом фланге — фашистские части вышли на окраину Любомля.

Выполняя приказ командующего армией, 24 июня, после полудня, 15-й корпус частью сил при поддержке 41-й танковой дивизии перешел в контратаку и коротким ударом отбросил противника от Любомля. Опять очень успешно действовал дивизион бронепоездов. Его два состава, курсировавшие по железной дороге Ковель — Любомль, энергично поддерживали нас артиллерийским и пулеметным огнем.

Таким образом, в результате трехдневных кровопролитных боев противнику удалось только на флангах, особенно на левом, оттеснить части корпуса на 20—30 километров от государственной границы. В основном же полки 45-й и 62-й стрелковых дивизий держали оборону в нескольких километрах от Западного Буга.

Тем не менее положение продолжало оставаться крайне тяжелым. Передовые механизированные части гитлеровцев были уже в районе Дубно. Связь со штабом армии беспрерывно нарушалась. Потери росли.

Корпусу подчинили 75-ю стрелковую дивизию, вернее, ее остатки. Кроме того, в мое подчинение вошли еще несколько разрозненных частей и подразделений, отходивших с боями от самой границы.

В таких условиях единственно правильным решением было начать, прикрываясь арьергардами, отход на новый рубеж по восточному берегу реки Стоход. Но прежде следовало позаботиться об эвакуации из Ковеля раненых и семей командного состава, а также складов и ценного имущества.

Почти все жены командиров, привыкшие к частым переездам, быстро собирались в далекий путь, беря с собой лишь самое необходимое. Но встречались и такие, которые, растерявшись, тащили к вагонам детские коляски, зеркала, даже горшки с цветами, заполняли вещевые мешки и чемоданы предметами, без которых вполне можно было обойтись. Руководившие эвакуацией командиры разъясняли, убеждали, требовали, помогая людям прийти в себя, поступать так, как диктует обстановка.

Нам удалось вывезти из Ковеля все семьи командного и начальствующего состава.

Действуя в тесном контакте с местными партийными и советскими органами, мы сумели многое сделать. Было эвакуировано наиболее ценное государственное имущество и промышленное оборудование. Особенно много помог нам в этом заместитель председателя Ковельского горисполкома — человек очень энергичный, решительный и смелый.

В тот же день мы получили приказ об отводе частей на рубеж Ковеля. Двигаться пришлось по плохим дорогам, на которых довольно часто по нашей нераспорядительности возникали «пробки». Но в целом отход совершен был организованно, под прикрытием арьергардов. Главным силам удалось оторваться от противника и поспешно занять оборону восточнее Ковеля.

Нельзя не отметить, что, несмотря на тяжелые бои и весьма значительные потери, боевой дух личного состава оставался очень высоким. Многие солдаты не хотели оставлять позиции, которые они с таким неимоверным трудом удерживали в течение недели. Кое-кто, грешным делом, обвинял командиров в непонимании обстановки.

Большую разъяснительную работу вели в эти дни коммунисты. Они терпеливо объясняли солдатам, почему в данное время советские войска вынуждены отходить.

Было бы ошибкой утверждать, что в частях корпуса вовсе не имелось случаев малодушия и трусости. Но встречались они довольно редко, а главное, их удавалось преодолевать прежде всего огромной силой воздействия здорового, боеспособного коллектива, крепко сцементированного партийными организациями.

Был такой факт. 45-я стрелковая дивизия прикрывала переправу корпуса через реку Турию. Основная масса войск уже переправилась, когда я, находясь на окраине Ковеля, в районе казарм, заметил что-то неладное. Из перелеска по высокой некошеной траве, по густой, уже начавшей наливаться пшенице, по огородам беспорядочно двигались группы солдат.

«Что-то дивизия Шерстюка рано начала отход»,— подумал я и остановил нескольких бойцов:

— Куда торопитесь?! Меня узнали.

— Товарищ командир корпуса, немцы окружают!

До чего же противное это слово «окружают»! В первые дни войны много принесло оно нам неприятностей. Вот и на этот раз один из полков 45-й дивизии охватила паника, и он начал беспорядочно отходить.

Стараясь казаться как можно спокойнее, хотя все во мне кипело от негодования, я сказал:

— На то и война, чтобы стоять лицом к врагу, видеть его и бить без оглядки. Вы сейчас покинули своих товарищей, хотя никаким окружением здесь и не пахнет, а два полка восемьдесят седьмой дивизии действительно попали в окружение, но не дрогнули, а смело продолжают драться. Сегодня вы в трудную минуту подведете соседей, завтра они оставят вас в беде, — что это будет за война?..

Около нас начали собираться другие солдаты. Подошли пулеметчики, таща за собой прыгающий по истоптанным капустным грядкам «максим» и тяжелые коробки с лентами. Лица у всех усталые. У многих белеют повязки.

Я заметил, что отдельные бойцы начали уже сами останавливать товарищей. Отход был прекращен.

В это время подбежал запыхавшийся командир полка. Снаряжение на нем было ладно пригнано, порванный рукав выгоревшей на солнце гимнастерки зашит хотя и неумело, но старательно. Только осунувшееся лицо и покрасневшие от бессонницы глаза говорили, как тяжело ему пришлось в последние дни.

«Эх, товарищ командир полка, — подумал я, — себя в руках вы держать умеете, а вот подчиненных из рук выпустили».

— Постройте людей!

Может быть, это было рискованно, ведь фашистская авиация господствовала в воздухе и в любую минуту над нами могли появиться вражеские самолеты. Но полк требовалось привести в порядок, а строй всегда дисциплинирует солдат.

По сводкам мне было известно, что потери в частях большие, а теперь я своими глазами увидел, как дорого нам обошлись первые бои. Выстроившийся полк был чуть больше стрелкового батальона мирного времени.

Смотрю на строй и удивляюсь. Солдаты в полку в основном сибиряки, спокойные, крепкие, не робкого десятка и вдруг поддались панике. Спрашиваю:

— Почему без приказа оставили позиции?

Молчат, потупились. Вижу: люди переживают, стыдятся своего поступка. И вдруг чей-то по-сибирски окающий голос из строя:

— Разрешите сказать, товарищ полковник?

— Говорите!

— Мы бы, однако, сами не отошли. Да по цепи передали, что такой приказ есть, потому что, мол, нас окружают.

Кто передал такое распоряжение — неизвестно. Я разъяснил, что это была провокация, и приказал немедленно вернуться на прежний рубеж.

Сибиряки еще более суток держали оборону на широком фронте, прикрывая отход частей своей дивизии. Когда же им действительно был отдан приказ отходить, поверили не сразу:

— Опять провокация!

Командиру полка пришлось лично подтвердить, что на этот раз такой приказ действительно получен. Полк отошел организованно.

Случались и несуразности. Помнится, сажусь однажды обедать, вдруг появляется прокурор. Почему-то со своими отнюдь не приятными делами он чаще всего приходил во время обеда. Человек был энергичный, но иногда проявлял ненужную поспешность в выводах и порой слишком слепо держался буквы закона.

Прокурор открыл свою папку, вынул несколько листов бумаги. «Именем Союза Советских Социалистических Республик...» — прочитал я на первом листе.

— Принес вам на утверждение приговор, — доложил прокурор. — Трибунал приговорил шестерых солдат за добровольную сдачу в плен к высшей мере наказания — расстрелу.

В тот период командир соединения должен был утверждать подобные приговоры.

— Непонятно, — говорю прокурору, — как это они сначала добровольно сдались в плен, а потом снова оказались у нас?

— Вот тут все изложено, — ответил прокурор. — Все совершенно ясно. Налицо измена Родине.

А обстоятельства дела были такие. Шестерых солдат, артиллерийских мастеров, вызвали в одну из частей для ремонта пушек. Пока они добирались туда, фашисты захватили деревню, где размещался штаб той части. Штаб-то отошел, а мастера не знали, что обстановка изменилась. Они въехали в деревню без опаски и попали прямо в руки противника. На их счастье, наши тут же предприняли контратаку, отбросили врага и освободили пленных артмастеров.

Те уже готовились взяться за работу, но их арестовали. А через несколько часов состоялся суд. И вот уже у меня на столе приговор.

— Прикажите привести ко мне осужденных, — сказал я прокурору.

Вошли шестеро, без поясов, без звездочек на пилотках. Вид растерянный, недоумевающий.

Спрашиваю:

— Вам объявили приговор?

Один из мастеров, высокий сверхсрочник в щегольских хромовых сапогах, ответил нехотя:

— Так точно...

Надо было бы их поругать, может быть, пригрозить им, но чем еще можно пригрозить людям, которые час назад узнали, что приговорены к расстрелу? И я сказал коротко:

— Вот что, ребята, расстреливать вас не будем... Прикажу выдать вам винтовки и направить в стрелковую роту. Надеюсь, в другой раз промашки не сделаете и вину свою (черт ее знает, в чем, собственно, заключалась их вина, но надо же было что-то сказать!) искупите смелостью и стойкостью в боях. Понятно?

Сверхсрочник широко улыбнулся белозубым ртом и твердо ответил:

— Спасибо, товарищ командир корпуса! Оправдаемся в бою! — И, глубоко вздохнув всей грудью, добавил: — Очень уж обидно умирать от руки своих товарищей. А с фашистами, с ними мы посчитаемся.

Свое слово они сдержали: в дальнейшем сражались смело и мужественно, некоторые были награждены орденами.

К вечеру 28 июня части 45-й и 62-й стрелковых дивизий, а также наши соседи — 215-я моторизованная и 41-я танковая дивизии 22-го мехкорпуса — отошли восточнее Ковеля на реку Стоход. Пора было отводить из Ковеля и штаб корпуса.

Немногочисленные арьергарды уже не могли сдерживать натиск гитлеровцев и держать сплошной фронт. Отдельные подразделения противника перерезали шоссе Луцк — Ковель.

В самом городе стрельба, не стихавшая в последние дни, усилилась. Мне доложили, что бандеровцы взорвали мост через Турию, отрезав нам отход.

Положение создавалось критическое. Вокруг Ковеля раскинулись труднопроходимые болотистые места, дороги через которые были разрушены. Мысленно досадуя на себя за то, что затянул с отводом штаба, я приказал подразделениям саперов, связистам и всем штабным командирам готовиться к обороне, а сам вместе с генералом Рогозным стал намечать новый маршрут по карте, изученной за последние дни до мелочей.

В этот момент вошел корпусной инженер майор Коваленко:

— Товарищ полковник! Мост построен, можно начинать переправу.

— Какой мост? — удивился я. — Докладывайте точнее.

— Мост через Турию. Когда стало известно о диверсии бандеровцев, я распорядился немедленно навести новый мост немного левее прежнего.

У меня словно гора с плеч свалилась. Инициатива Коваленко пришлась как нельзя кстати.

Благополучно переправившись через реку, штаб корпуса разместился в населенном пункте Оконск.

Впервые с начала войны мы оказались в относительно спокойной обстановке. Перед фронтом корпуса противник особой активности не проявлял. Местами мы даже не имели с ним непосредственного соприкосновения.

Объяснялось это просто. Понеся серьезные потери в боях у границы, гитлеровцы перебросили наиболее боеспособные части на направление своего главного удара — Луцк, Ровно.

Пользуясь небольшой передышкой, можно было укрепить новый оборонительный рубеж, привести в порядок части, подвести некоторые итоги первой недели боев.

Несмотря на тяжелые потери, корпус сохранил боеспособность. 45-я и 62-я дивизии занимали оборону и были готовы к отражению новых ударов врага. Труднее всех пришлось 87-й дивизии. На третий день войны погиб ее командир, и командование принял начальник штаба полковник М. И. Бланк. Соединение оказалось разделенным на две части. 16-й стрелковый полк находился в резерве корпуса, а остатки двух других полков, окруженные в районе Владимира-Волынского, под командованием полковника Бланка пробивались на соединение с нами.

Первая неделя войны принесла нам много огорчений.

Вражеской авиацией и диверсионными группами были выведены из строя узлы и линии связи. Радиостанций в штабах не хватало, да и пользоваться ими мы еще не привыкли. Подвижные средства связи несли большие потери и в сложной, быстро менявшейся обстановке оказывались малоэффективными. Все это приводило к тому, что приказы и распоряжения доходили до исполнителей с опозданием или не доходили совсем. Отсюда и разобщенность наших контрударов и несогласованные действия родов войск.

Плохо осуществлялось, в частности, взаимодействие между пехотой и танками. Это особенно отчетливо выявилось 24 июня, когда мы предприняли контратаку в районе Любомль. Командир 41-й танковой дивизии полковник Павлов проявил нерешительность. Он больше всего беспокоился о сохранности техники, а не о наиболее эффективном ее использовании.

Слабо велась у нас в первые дни войны разведка противника, особенно ночью.

Связь с соседями нередко отсутствовала, причем зачастую никто и не стремился ее устанавливать. Противник, пользуясь этим, просачивался в тыл наших подразделений, нападал на штабы частей.

Несмотря на господство противника в воздухе, плохо соблюдались меры маскировки на маршах. Часто на узких дорогах скапливались войска, автомашины, артиллерийские орудия, походные кухни. По таким «пробкам» фашистские самолеты наносили весьма чувствительные удары.

Нужно отметить также, что в войсках вначале недооценивали значение инженерных работ. Были случаи, когда бойцы не рыли окопов отчасти из-за нетребовательности отдельных командиров, отчасти из-за нехватки шанцевого инструмента. Положение с шанцевым инструментом было так плохо, что в некоторых подразделениях солдаты пользовались вместо лопат касками.

Фашисты продолжали наступление в направлении Острог — Житомир. Войска Юго-Западного фронта как бы разрезались на две неравные части. Над главными силами нависла угроза глубокого охвата с севера.

В связи с этим боевой приказ командующего 5-й армией предписывал 15-му стрелковому корпусу в ночь на 2 июля отойти на реку Стырь. В дальнейшем корпусу предстояло в ночь на 4 июля отойти к реке Горынь и занять фронт Бережница — Золоталин.

Но, как это нередко бывало в те дни, наш штаб получил приказ с опозданием. Поэтому утро 2 июля мы встретили по-прежнему на восточном берегу реки Стоход. На западном берегу вели бой части прикрытия. Главные силы корпуса непосредственного соприкосновения с противником не имели.

Отход, начавшийся 2 июля, продолжался в течение недели. Мы двигались форсированными маршами, ведя арьергардные бои, причем арьергарды не только сдерживали врага, но часто переходили в контратаки. Удалось даже захватить несколько пленных.

Это были изнурительные дни. После длительных переходов люди буквально падали от усталости, а на каждом рубеже требовалось производить отрывку траншей, закрепляться по всем правилам, чтобы не быть застигнутыми врасплох идущим по пятам противником.

Трудности усугублялись распутицей. Погода стояла пасмурная, часто шли дожди.

В ночь на 3 июля я догонял штаб корпуса, ушедший вперед, в деревню Рафалувка, на восточном берегу Стыри. По обочине лесной дороги, подпрыгивая и переваливаясь на кочках и колдобинах, бесконечным потоком двигались на восток автомашины. Натужно гудели моторы. Колонна то и дело останавливалась. Шоферы, нещадно ругаясь, вылезали из кабин, в темноте рубили ветки и подкладывали их под буксующие колеса.

С большим трудом нам удалось доехать до переправы через Стырь. Здесь движение окончательно застопорилось. Я вышел из машины. Над рекой висел тяжелый серый туман.

— Что случилось, почему задержка? — спросил я шоферов, стоявших у въезда на мост.

— Не иначе как «пробка», товарищ командир, — ответил один из них.

— И давно?

— Да уже с полчаса стоим, не меньше...

— Ну-ка, пройдемте вперед, посмотрим, что там такое, — сказал я адъютанту.

Мост был длинный. Сразу же за ним по восточному берегу метров на пятьсот протянулась насыпь. Во всю длину моста и насыпи стояли вплотную друг к другу автомашины, но ни одного человека около них не видно. Где же люди?

— Спят все, товарищ полковник, — доложил адъютант.— Спят в кабинах машин.

Дождь прекратился. Из-за туч выглянула луна. Стало немного светлее.

«Что, если на это сонное царство налетят фашистские самолеты? — обеспокоенно подумал я. — Тут такое будет! Ведь по мосту переправляется транспорт трех корпусов».

Мы дошли до самого конца насыпи. Здесь начиналась довольно широкая поляна. А у спуска с насыпи стояла грузовая автомашина, загораживая дорогу. Никакой «пробки» не было!

— Вот уж выбрал шофер место! — сказал адъютант. — Ну что бы ему еще метров десять вперед продвинуться и на полянку свернуть. Спи там себе, пока не очухаешься, никому не мешая.

— А куда же он мог продвинуться? — возразил я. — Очевидно, раньше здесь была «пробка». Люди устали. Как только остановились машины, шофер сразу же и заснул.

Я осветил карманным фонарем номер машины — она была нашего корпуса. Шофер спал, опустив голову на баранку. Рядом с ним похрапывал капитан. Я растолкал его:

— Почему спите?

— Так «пробка» же, товарищ полковник!

— Какая, к черту, «пробка»! Посмотрите...

Чувствуя свою вину, капитан проявил большую энергию. Он метнулся вдоль колонны и вместе с моим адъютантом разбудил шоферов. Но, пока машины двинулись, прошло еще немало времени.

Не успели мы проехать и трех километров, как натолкнулись на новую «пробку». В этом месте дорога проходила через заросшее молодыми сосенками болото и была так разбита, что в колдобинах машины садились намертво. Все попытки вытащить их приводили к тому, что из-под колес начинала хлестать жидкая грязь, а автомобили окончательно увязали в болоте.

Но хуже всего было то, что люди работали разрозненно, каждый старался только для себя.

Подозвав нескольких командиров, я приказал немедленно навести порядок. В ход пошли лежавшие у самой дороги телеграфные столбы, заготовленные, очевидно, еще до войны.

Кстати ко мне подошел незнакомый капитан:

— Товарищ полковник, примите нас под свое командование. Отбились от части, блуждаем по лесу четвертый день. С продовольствием у нас плохо и вообще не знаем толком, куда идти.

— А сколько у вас людей?

— Почти целый саперный батальон.

— Инструменты есть?

— Имеются пилы, топоры.

— Ну вот что. Я — командир корпуса. Пока будете следовать с нашими частями. Но прежде постройте дорогу.

— Есть, товарищ полковник! — обрадовался капитан. Часа через два саперы выложили бревенчатый настил длиной около километра. По нему бесконечная вереница машин двинулась без задержки.

В штаб я приехал только к полудню.

Около суток части корпуса занимали оборону на восточном берегу реки Стырь. В моем распоряжении были 45-я и 62-я стрелковые дивизии и приданный 589-й гаубичный артиллерийский полк РГК.

Потом появился полковник М. И. Бланк. Он вывел из окружения остатки 96-го и 283-го полков. Несмотря на перенесенные трудности, полки сохранили свои боевые знамена.

От полковника Бланка я впервые услышал о всех перипетиях, в которые попала 87-я дивизия. Командир ее генерал-майор Ф. Ф. Алябушев погиб в самый ответственный момент, когда полки отходили из укрепленного района. В это время врагу и удалось отрезать два полка, которые вынуждены были занять круговую оборону.

Полковник Бланк и начальник отдела политической пропаганды дивизии полковой комиссар Диденко сделали все, чтобы подразделения сохранили боеспособность, чтобы не возникла растерянность и паника, решительно пресекли попытки отдельных командиров предпринять выход из окружения мелкими разрозненными группами.

Через сутки полки вырвались из вражеского кольца. Однако фронт к тому времени откатился на восток. Дороги были заняты подтягивавшимися резервами и вторыми эшелонами гитлеровских дивизий.

В крайне сложной обстановке почти с непрерывными боями восемь дней двигались по лесам два сильно поредевших полка. Они не просто выходили из окружения, а сами нападали на небольшие подразделения противника, уничтожали линии связи, поджигали склады. Немцы все время чувствовали, что в тылу у них действует регулярная воинская часть, и вынуждены были с этим считаться.

3 июля Центральный Комитет партии и Советское правительство призвали народ мобилизовать все силы и средства на борьбу с врагом.

Трудно описать, с каким огромным воодушевлением и патриотическим подъемом был встречен этот призыв. У нас словно прибавилось сил.

В частях, там, где позволяла обстановка, собирались короткие митинги. В ротах и взводах были проведены беседы, в которых агитаторы разъясняли солдатам обстановку на фронтах, рассказывали о том, что по зову партии на священную Отечественную войну поднимается весь советский народ. Подчеркивалось, что борьба будет упорной и трудной, что предстоит много испытаний, много лишений и жертв, но никогда фашистским захватчикам не победить нашего могучего, трудолюбивого народа.

Разъяснительная работа проводилась не только среди личного состава войск, но и среди населения деревень, через которые проходили наши части.

Работники отдела политической пропаганды корпуса, кроме того, занимались созданием боевых групп для действий в тылу у противника, помогали местным властям в организации отрядов самообороны, в эвакуации гражданского населения.

В ночь на 5 июля корпус начал отход с рубежа реки Стырь на восточный берег реки Случь. Два дня мы двигались форсированным маршем.

7 июля противник в нескольких местах пытался переправиться через Случь, но был отброшен.

Я приказал уничтожить мосты, имевшиеся перед фронтом корпуса. Оставили только один мост через Случь для отхода арьергардов. Но 8 июля мы получили приказ отходить дальше к Коростеньскому укрепленному району, потребовалось уничтожить и его. А между тем на западный берег реки уже вышел противник.

Взорвать мост вызвался младший лейтенант Костюк, командир взвода 62-й дивизии. Он отобрал 15 добровольцев и под вечер ушел на западный берег. А на следующий день догнал штаб на марше и доложил, что задача выполнена.

— Кроме того, захватил в плен немецкого полковника, — улыбнулся Костюк.

— Хотя это и не входило в вашу задачу, — сказал я, — но за проявленную инициативу благодарю.

— Очень уж удачно получилось, — принялся объяснять Костюк с напускной скромностью. — Только мы перешли мост, видим, едет легковая машина, похоже — штабная, и в ней какая-то важная птица. Ну мы, конечно, не растерялись.

— Товарищ полковник, вы лучше спросите у него, как он доставлял пленного, — вмешался адъютант.— Прямо как батьку Махно в фильме «Красные дьяволята»!

— Этот фашистский офицер,— охотно рассказал Костюк, — вез ордена для своих разбойников. Целый мешок орденов. Когда мы захватили его, он расстроился и не захотел идти. А у меня разведчик один, здоровый такой парень, говорит: «Давайте потащу фашиста в мешке, чтобы сподручней было». Ну, ордена высыпали, а немца — в мешок. Так и дотащили.

— Молодцы, что проявили находчивость, — похвалил я. — Но впредь запрещаю отвлекаться от выполнения боевой задачи.

— А на обратном пути, когда задача выполнена, можно? — спросил Костюк.

Мне оставалось только рукой махнуть — таких все равно не переубедишь! Впоследствии младший лейтенант Костюк был переведен в разведывательное подразделение и прославился своими исключительно дерзкими, инициативными действиями.

К 9 июля, как и предусматривалось директивой Ставки, соединения и части корпуса отошли на линию Коростеньского укрепленного района, построенного на старой государственной границе и законсервированного перед войной. Здесь имелось значительное количество железобетонных долговременных оборонительных сооружений.

В это время корпусу взамен выведенной в резерв 62-й дивизии была подчинена 200-я стрелковая дивизия 31-го стрелкового корпуса. Мы заняли оборону на фронте Рудище — Белокоровичи — Сербы.

Солдаты, привыкшие действовать в полевых условиях, на первых порах дотам не особенно доверяли. Доходило до смешного. Во время налетов вражеской авиации некоторые вместо того, чтобы укрываться в дотах, выбегали в траншеи.

Категория: Поднятые по тревоге. Федюнинский И.И. | Добавил: Velikiy (16.04.2011)
Просмотров: 650 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]